Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



17.04.2012 Анна

Уважаемый Алексей,
Прочитала вашу книгу "Географ глобус пропил". Очень понравилось. И мне хотелось бы узнать, относите ли вы данное произведение к такому литературному направлению, как "другая проза"?

ответ

Уважаемая Анна.
Увы, я не знаю, что это за направление - "другая проза".
"Географа" я писал в 1993-1995 годах и в то время понятия не имел, как обстоят дела в отечественной литературе. Я и сейчас не особенно-то в этом разбираюсь.

14.04.2012 АНАТОЛИЙ

Уважаемый,Алексей Викторович, подскажите пожалуйста где и как можно приобрести книгу "Дорога Единорога"?

ответ

Уважаемый Анатолий.
Наверное, уже нигде и никак. Тираж закончился, а допечатывать мою книгу в Перми никто не будет.

12.04.2012 Евгений, Московская область.

Здравствуйте, Алексей Викторович. Хочу задать Вам вопрос. Действительно ли в районе станции Валежная была узкоколейка, и как назывался заброшенный поселок в который она шла? Войдут ли в новый фильм сцены с проверкой билетов в электричке и празнование Нового гда в узкоколейном вагоне?

ответ

Уважаемый Евгений.
Узкоколейку и заброшенный посёлок я выдумал - "для настроения". Если на Кутамыше что-то и было подобное, то это - совпадение с моим текстом.
Сценария фильма я не читал, поэтому ответить на второй ваш вопрос не могу.

11.04.2012 Константин

Наконец-то дождались новых романов от вас. Спасибо.
Я осознаю, что вы работаете как душа прикажет, но всё-таки.
Нет ли у вас хотя бы мысли, не говорю о желании, написать роман исторический, вроде "Сердца Пармы" или "Золота Бунта"?
Спасибо.

ответ

Уважаемый Константин.
Мысли есть, но буду ли я этим заниматься - пока не знаю. В ближайшее время точно нет.

10.04.2012 Евгений

Географ – в захлёб!!! Общага – двадцатая какая-то страница… Алесс… Язык… Опять это всё про меня… Но, язык…Слишком реально для восприятия… Сейчас – «Псоглавцы»… вчера начал читать… с утра проспал на работу… «убили» собаки в классе… интрига исчезла… сегодня… читаю… и вот – совок и пренебрежение к человеку… А они то сами – кто? Упыри московские!... и этот Годовалый (сознательно искажаю фамилию), пока натуральнее их! Но спасибо, что вызвали эмоции!
Вопрос. Как это у Вас получается?

ответ

Уважаемый Евгений.
Спасибо за столь бурную реакцию, но ответить на ваш вопрос я, увы, не могу. Не знаю. К тому же далеко не все читатели воспринимают мои тексты так же, как вы.

10.04.2012 Ольга, Екатеринбург

Добрый день, Алексей Викторович!
СПАСИБО Вам за Ваше творчество! Дай Вам Бог здоровья и творческой активности!!!
Присоединяюсь к вопросу Натальи Гуревич: так как все-таки произошло то, что Ваши произведения начали издаваться?

ответ

Уважаемая Ольга.
Я много раз уже рассказывал об этом. У меня всё получилось случайно. Случайно моя рукопись попала пермскому писателю Дмитрию Ризову, который показал её своему давнему знакомому - знаменитому Леониду Юзефовичу. Юзефович и помог: переадресовал "Сердце пармы" в издательство "Пальмира", а "Географа" - в "ВАГРИУС". Дальше уже пошло-поехало.

10.04.2012 Светлана

Здравствуйте, Алексей!
Хотелось бы узнать Ваше отношение к творчеству Захара Прилепина и Владимира Сорокина.
Спасибо.

ответ

Уважаемая Светлана.
К творчеству Прилепина и Сорокина я отношусь с огромным уважением, но ведь они совершенно разные. Сорокин - мощная культурная аналитика, Прилепин - пронзительный человеческий взгляд.

08.04.2012 Наталия Гуревич

Алексей Викторович.
Существует ли издание романа "Золото бунта" с комментариями? Мне очень хотелось бы разобраться, что там - исторические реалии, а что - авторский вымысел. Какие слова Вы придумали сами, а какие в действительности употреблялись теми людьми в то время. Вот я Вам поверила про истяжельчество, поверила, что и в самом деле был такой толк, а случайно из интервью потом узнала, что Вы его придумали.
Словом, есть ли где собранные в одном месте комментарии к "Золоту" или надо, как Вы, пять лет по источникам лазать?

ответ

Уважаемая Наталия.
Увы, такого издания не существует.

08.04.2012 Наталия Гуревич

Алексей Викторович, простите, это опять я. А что, совсем-совсем не планируется составление комментариев к "Золоту"? В каком-нибудь будущем?
И еще, пожалуйста. Интервью, где спрашивающий не выглядит (и не является) рядом с Вами идиотом, я нашла. Может быть, Вы будете любезны и подскажете интересную и умную критическую статью о Вашем творчестве?

ответ

Уважаемая Наталия.
Комментариев к "Золоту" - нет, не будет. Это большой труд, у меня на него нет времени, увы.
Критической статьи, которая обозревала бы в целом, нет. По отдельным произведениям - можно назвать. Если вас интересует "Золото", то назову статью К.Гашевой "Книга Чусовой", она есть на этом сайте.

08.04.2012 Наталия Гуревич

Алексей Викторович, снова, не взыщите. Спасибо за рекомендацию, Вы помогли сэкономить много времени, действительно отличная статья.
Меня еще ужасно занимает такой вопрос. Хорошо известно, что первые Ваши произведения долго и очень долго ожидали внимания издателей. Но мне не попалось информации: все это время Вы предпринимали какие-то активные действия или ограничивались рассылкой рукописей и ждали, пока они проснутся?
Спасибо, что Вы есть.

ответ

Уважаемая Наталия.
А какие у меня тогда могли быть иные активные действия, кроме рассылки рукописей? Местное книгоиздание издыхало. Денег на поездку в Москву у меня не было, знакомств в среде писателей или издателей - тоже, по телефону футболили. Даже на подержанный компьютер денег не было, чтобы через и-нет попробовать. Полный загон был. Живи на учительскую тыщу пятьсот в месяц и води в походы дегенератов, вот и все твои возможности, писатель хренов.

07.04.2012 Вячеслав

Алексей Викторович, объясните мне, глупому, почему если стоит ( стояла, стоит, но полуразвалившаяся ) церковь - то населенный пункт - обязательно село? У нас на Урале почти в каждом поселке при заводах были церкви... Выходит - мы теперь все селяне, а не рабочие? Примитивно как-то спрашиваю, но все же..

ответ

Уважаемый Вячеслав.
Объясню, в чём дело. На самом деле вопрос администрирования очень сложный, зависит от конкретной местности и имеет долгую историю развития. Я буду упрощать.
До революции населённый пункт, имеющий уездное правление и собор, назывался город. Населённый пункт, имеющий волостное правление и церковь, назывался селом. Населённый пункт, не имеющий никакого органа власти и храма с клиром (часовня - без клира), назывался деревней. Наличие храма было важно, потому что храм выполнял государственные функции, скажем, был отделом ЗАГСа – регистрировал рождения, смерти и браки.
Революция 1917 года отделила церковь от государства (Топоров, видимо, не в курсе). Административные статусы стали присваиваться по иному принципу. Если селение имеет органы власти и обслуживает промышленное предприятие – то оно посёлок. Если селение имеет органы власти и обслуживает сельское предприятие – то оно село. Если в селении органов власти нет, а предприятие, если и имеется, то сельское, - то это деревня.
Что такое Калитино? При царе в Калитино церковь и крестьяне, Калитино – село. При СССР храм закрыт и превращён в мастерские, есть промышленное предприятие – торфоразработки. Калитино – посёлок. В нынешнее время в Калитино нет ни храма, ни промышленного предприятия, ни сельскохозяйственного, ни органов власти. Это деревня. Без вариантов. И наличие руин церкви ничего не меняет.
Да это и не важно. Я ведь не статью по экономической географии Поволжья писал. Любой нормальный человек будет называть Калитино деревней. А как его ещё назвать? Аулом? Вот, к примеру, журналистка Бабинцева называет город Пермь, где я живу, «деревней под Челябинском» – и ничего, никто не сомневается в том, что Бабинцева - журналистка. Почему же Топоров сомневается, что «Псоглавцев» написал я, если автор называет Калитино деревней?
PS. Я убирал всякий хлам с сайта и второпях смахнул вопрос, не посёлок ли Ныроб стал прототипом Калитино. Хочу ответить человеку вот так, постскриптум. Нет, не Ныроб, хотя в Ныробе действуют зоны (правда, лесные, а не торфяные, к тому же их закрывать не собираются) и есть храм с Псоглавцем. И от ныробского впечатления я заинтересовался святым Христофором и его странными культами. А Калитино не имеет конкретного прототипа.

06.04.2012 Владимир

Огромное спасибо за "Псоглавцев"! Крайний раз такой же чистый восторг от был от "Пражского кладбища" У.Эко
Два вопроса:
1. Если Служкин - "герой 90-х", Моржов - "герой нулевых", то Кирилл - "герой десятых"?
2. При чтении мне часто вспоминался старый роман "Рой" С. Алексеева... атмосферой что ли какой-то... Вы читали эту книгу?
PS. Глубоко сочувствую авторам "рецензий". Похоже роман реально задел их за живое.

ответ

Уважаемый Владимир.
Спасибо.
Нет, Кирилла нельзя назвать «героем десятых». Во-первых, это обычный парень, ничего особенного. Во-вторых, «Псоглавцы» - роман «не того формата», он не претендует на «вердикты эпохе». Скажем так: он не изображает типическое в жизни, а пользуется типическим в жизни.
«Рой» Алексеева я не читал, но читал цикл «Валькирия», и он мне исключительно понравился. «Валькирия» - образцовые, «канонические» произведения подобного плана, и разумеется, что всё подобное будет напоминать этот цикл, потому что Алексеев создал эталон.

05.04.2012 Татьяна

Алексей, зачем вы спрятались под псевдонимом? Боялись критики? Роман "Псоглавцы", по-моему, слабый!

ответ

Уважаемая Татьяна.
Представьте, что личный сайт - он как дом, а роман - как ребёнок. Я приду к вам в дом и заявлю, что ваш ребёнок глупый и некрасивый. Вам захочется со мной общаться?
Но я общаюсь.
Теперь обратимся к логике. Я написал заведомо слабый роман и спрятался под псевдонимом. Издательство издало заведомо слабый роман под псевдонимом неизвестного автора - ну, чтобы продажи были хуже. Потом, когда все заорали, что роман слабый, мы с издательством открыли псевдоним. Есть ли логика, кроме мазохизма?
У меня почти все романы были слабые. "Общага" по этой причине пролежала в столе 13 лет, "Географ" - 8 лет, а "Сердце пармы" - три года. Наконец их издали, и потом я пошёл деградировать дальше, ниже ватерлинии, - как раз к расцвету лет, опыта и сил. Бывает.
И ладно, объясню про псевдоним. "Раз пошла такая пьянка - режь последний огурец". Я хотел издать новаторский роман "Псоглавцы" под псевдонимом, чтобы публика оценивала роман без клише "писатель-краевед" и "предыдущая вещь была лучше". Издательство плакало, потому что такое издание уменьшало его прибыли, но пошло мне навстречу. Роман был издан. Разумеется, я не ждал никакой революции, но считал, что читателям будет интересно поохотиться на оборотня в постмодернистском ключе: и оборотень - святой из русской церкви, и охотник - в дыму торфяных пожаров, на дрезине ГАЗ-51 и с интернетом за пазухой. Но вскоре я понял, что попал из огня да в полымя. От клише я не отвязался, только поменял одни клише на другие. Стали говорить "начинающий автор" и "деревенский триллер". Ну, а если хрен редьки не слаще, тогда следующий роман - "Комьюнити" - я решил издавать обратно под своим именем.

04.04.2012 Александр Смыслов

Здравствуйте, Алексей! Читаю отзывы о Вашем (как выяснилось!) романе «Псоглавцы» и вконец запутался. Например, известный критик Виктор Топоров пишет о сюжете (http://www.fontanka.ru/2012/04/04/027/) нечто совершенно непонятное: «Троица московских «музейщиков» приезжает туда тайком соскрести и вывезти в Москву древнюю фреску из здешней церкви – то есть чуть ли не похитить (с целью дальнейшей перепродажи) саму душу России». Разве сюжет книги таков?
Далее тот же критик почему-то напрямую связывает сюжет «Псоглавцев» с Вашим противостоянием Марату Гельману и удивляется якобы упущенной Вами «возможности встроить в художественное произведение острый публицистический памфлет». Как-то это нелепо…
Сам же текст, по мнению всё того же Топорова, написан не Вами, а каким-то подставным лицом, литературным «негром», и на это вроде как указывает сам псевдоним «Маврин».
Если можно, пожалуйста, разъясните и прокомментируйте.
Александр Смыслов, Санкт-Петербург

ответ

Уважаемый Александр.
Н-да, я ознакомился. Ни фига себе литературоведческий анализ от признанного светила филологии. Что мне сказать про цитату? В романе не музейщиков посылают в Калитино, а так, парней с бору по сосенке. Посылают не тайком: зачем таиться-то? Фреску снимают по согласованию с Минкультом, а не похищают. И снимают бережно, а не соскребают, потому что соскрести – значит уничтожить. Снимают не с целью перепродажи, а для передачи в музей. Не в Москве, а в Нижнем Новгороде. И фреска не древняя, а середины XIX века. И когда это Псоглавец был душой Российской? Если даже уважаемый специалист читает вот так вот неряшливо, то у тех, кто калибром поменьше, в головах вообще бардак.
Ну при чём тут Гельман? На шиша мне памфлет на него? А текст написан полностью мною, без всяких негров.
Я чувствую, что начинается какая-то бредятина. Понимаю: литкритики не опознали меня в авторе «Псоглавцев», значит, теперь им надо меня облаять, чтобы стало ясно – проблема в моей бездарности, а не в их непрофессионализме. Но уровень их профессионализма вы только что продемонстрировали. Короче, всё по роману: я – чужак, я «ушёл из зоны», в которой мне разрешали находиться, и теперь на меня нападают псоглавцы.

04.04.2012 Владимир Гусев (3)

5.Вам не кажется, что такое описание страха уже давно стало литературным штампом? - «Волосы на руках у Кирилла встали дыбом». «Кирилл почувствовал, что волосы его будто наэлектризовало, как в грозу». Кстати говоря, ни одна из сцен ужасов в этой книге почему-то не пугает при чтении. А вот то, что Кирилл после того, как он выстрелил из травматики в Лёху, должен был немедленно драпать обратно в Москву, чтобы остаться живым, это не вызывает сомнений, но вашему сюжету до такой логики дела нет.
6.С какой целью в книге приводится много наименований различных мировых брендов? Вот несколько примеров из множества: Nikon для Кирилла был совсем другим брендом: «Зеркальная камера Nikon по результатам теста отмечена знаком „Фото Travel The Best”». «Гугер протянул дешѐвую одноразовую зажигалку Cricket». «Это была старая, простенькая и дешѐвая Nokia». Таких примеров около 20.
7. Что за странности у обычного человека Кирилла? Слишком не убедительно он себя ведёт, когда лезет в чужой дом неизвестно для чего. Вам, вероятно, это тоже сомнительно и поэтому в оправдание такого поступка следует фраза: «Наслаждение игры было превыше голоса рассудка». Но ведь в течение всего времени нахождения Кирилла в деревне его поведение абсолютно не характеризуется никакой игрой. Он всё воспринимает достаточно серьёзно и страх преследует его. Ведь такая фраза не соответствует характеру Кирилла и более точно это «неуёмная любознательность и шило в заду». Не согласны? У него и с Лизой не игра, а всё по-настоящему, где же нашли игру?
8.Разве происходящее сейчас в стране и в мире не превосходит любую фантастику по своей неожиданности, содержательности и интересу? Ведь то, что будет в этом и следующем году окажется круче всякой фантастики и возможно страшнее. Вам уже не интересно писать без выдумывания чего-то запредельного, мистического, «гарри-поттернового»? Мерцоиды, псоглавцы, разархивированые сабджекты, бегающий крест, дэнжерологи…. Но ведь «Кирюша, это всё несерьёзно».
И всё-таки мне очень хотелось дочитать эту книгу до конца. Значит, буду читать и следующую. Спасибо.

ответ

5. Приведённые вами примеры - не штампы. Это обычное описание действия вроде «он встал со стула». Можно сказать «горит восток зарёю новой», а можно сказать «рано утром». И там, и там – Пушкин. Я и стремился к чистоте речи, как в «Капитанской дочке». Есть красота речи, которая скорее бывает причудливой избыточностью (знаю по себе), а есть чистота. На неё в каком-то смысле намекает псевдоним: Маврин – допросчик Пугачёва, ясность речи Маврина определила понимание Пушкина (кто ясно мыслит, тот ясно излагает).
Непременное «драпанье» Кирилла у вас не вызывает сомнения, а у меня вызывает. Кирилл – парень не робкого десятка. Трусливый герой для такого романа мне не нужен.
6. Потому что так сейчас и воспринимают мир люди, подобные моим героям. Смотрят на бренды, гуглят по каждому поводу. Основной художественный приём «Псоглавцев» - «обнажение приёма», а вы считаете это некой «бесхитростностью изложения», типа, автор дурачок: бренды перечисляет, рассказывает, откуда всё содрал…
7. Рефрен «Кирюша, это несерьёзно» напрямую отсылает к идее «игры всерьёз». Разве не ясно? При постмодернизме образца Пелевина или Тарантино такая игра моего героя превратилась бы в стёб и кич, а при постмодернизме образца Сорокина – в неуклюжую кентавромахию вроде «Последнего киногероя». Так что обе эти технологии для «Псоглавцев» не годятся. Для определения «серьёзности» реальности сейчас действуют постмодернистские практики: Подлинная ли вещь? – посмотрим лейбл. Настоящее ли чувство? – поиграем в него. Вам предлагают «роман об оборотнях» с Леви-Строссом, Лихачёвым и каноническим правом, а вы и поверили, что это роман про оборотней?
Вопрос номер 8 – это мораль. А я уже слишком большой мальчик, чтобы меня учили писать романы. Тут и читать-то не умеют.

страница: 139 из 221

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram