Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



22.08.2015 Николай

Добрый день, Алексей Викторович!
Подскажите пожалуйста переведены ли какие-то из ваших книг на иностранные языки (Английский или Французский к примеру).

ответ

Уважаемый Николай.
Переводов у меня, практически, нет. На английский - нет вообще. "Географ" переведён на французский и голландский, "Сердце пармы" - на сербский, и всё. Информация об этих изданиях - здесь, на сайте, в разделе "Книги".

21.08.2015 Татьяна

Здравствуйте, уважаемый Алексей!
Так случилось, что я познакомилась с Вашим творчеством, читая "Аэлиту" Уральского следопыта."Корабли и Галактика" произвели неизгладимое впечатление,и запали в душу, хотя и было это уже давно - в 1989 г.А потом прочла "Охоту на "Большую Медведицу" - великолепно! "Москва-Сортировочная" по стилю и языку мне показалась схожа с "Допущением" - это ведь тоже Ваше?
Я не очень продвинутый поисковик в интернете. И не догадалась раньше поискать Ваши другие произведения в сети.
А начав розыски, немного запуталась. Можно ли спросить Вас: трилогия про Рассветную империю - Знамя Химеры, Война Химеры и Гибель Химеры - тоже Ваше произведение???
Может, конечно, Вам уже задавали этот вопрос, но прочесть всю историю вопросов и ответов здесь сил не хватает...
Ответьте, пожалуйста)
Заранее благодарна за ответ)))
P.S. Нашла много Ваших книг - собираюсь с удовольствием и наслаждением предаться умному и захватывающему чтению. Давно не получала такого удовольствия. Спасибо Вам огромное)

ответ

Уважаемая Татьяна.
Мне очень приятно, что вам понравились "Корабли и Галактика".
Эта повесть была опубликована в 1993 году. "Земля-Сортировочная" - моя, а "Допущение" и трилогия про Химеру - не моё. Про эти произведения я никогда не слышал.
Все мои книги приведены здесь, на сайте, в разделе "Книги".

15.08.2015 Анастасия Расторгуева

Здравствуйте, Алексей Викторович! Я очень люблю читать ваши книги) Пишу так же исследовательскую работу по роману "Сердце Пармы", и мне важно знать ваше мнение. Что для вас идеальный читатель?

ответ

Уважаемая Анастасия.
Поскольку я писатель, для меня образ идеального читателя двойной.
Идеальный читатель моих собственных произведений, в общем, тождественен мне. Ему интересно то, что интересно мне, и у него точно такие же эстетические взгляды.
Идеальный читатель вообще - это читатель "апологетического дискурса". Апологетика - не восхваление, а поиск рациональных оснований. Читатель-апологет подходит к тексту с изначальным уважением и старается понять, почему автор написал так, а не иначе, то есть исходит из сути произведения, а не из своих внетекстовых соображений, "как надо было сделать правильно". Разумеется, такой читатель не воспринимает текст как тренажёр для самовыражения, умеет аргументировать свою позицию и отлично понимает, что "не нравится" - не значит "плохо".

13.08.2015 Запискин Андрей Владимирович

Здравствуйте!
Приятной неожиданностью было встретить Вас во дворе Закамска (водитель такси))
Вопрос1: нет ли в планах масштабного очерка по истории России? После Фоменко и Акунина хочется узнать и другие версии.
Вопрос 2: возможно ли продолжение проекта "Пермь как текст"? Понятно, что дело не только в желании. Но есть масса интересных авторов. Например, почему бы не представить взгляд молодого поколения пусть не профессиональных писателей, но просто талантливых людей? Было бы чрезвычайно интересно наблюдать развитие темы.

ответ

Уважаемый Андрей.
И мне очень польстила эта встреча.
1. Нет, очерка про историю России в целом я писать не буду, уверен, что никогда. Такая задача для писателя-одиночки мне представляется наивной.
2. Проект "Пермь как текст" не закончен: его разворовали пермские чиновники, а благородный суд постановил, что так и надо. Какое может быть продолжение у того, что не закончено?

12.08.2015 Владимир Жданов

Алексей Викторович!
Не найдя более подходящей площадки, пишу в «Вопрос автору», хотя суть текста – просьба о содействии. Просьба к писателю-мыслителю, ссылающемуся на Оренбург, как точку собственного роста.
По моему личному рейтингу, оригинальных писателе-сочинителей версии «Поэт в России – больше чем поэт!» сейчас в РФ – несколько. Каждый со своей фанато-паствой и чат-гвардией; Темой–жанром и жизненной позицией; меценато-покровителями и лауреатским иконостасом. Но вот Писателей-жизнеобустроителей версии «Как нам обустроить…» в России были единицы.
Алексей Иванов своей практикой поиска и описания прошлых и настоящих сюжетов, сносящих голову, фиксацией бликов «проектов будущего России», потенциально попадает во вторую когорту!
Дорогого стоит и характеристика-2006 \про общение с А.Ивановым\ Дмитрия Быкова «ЛЮБЛЮ, КОГДА КТО-ТО УМНЕЕ МЕНЯ». Академик А.А.Чибилев \мы с ним окончили одну и ту же сельскую начальную школу\ рассказывал мне в 2011: «Приезжал А.Иванов с оригинальным проектом. Замах впечатляет, но он -головастый парень, у него получится!»
К сожалению, я не увидел анонсов и не попал на Ваши мероприятия в Оренбурге-2015. Отчеты в местных СМИ с рассказом о фактологическом вкладе текстов В.И.Даля в Ваши исторические романы, дают мне моральное право просить Вас о возврате В.И.Далю «литературного долга».
Несколько лет мы с А.А.Чибилевым пробивали проект Памятного Знака(ПЗ) «Коллективному соавторству выдающегося лингвиста-подвижника В.И.Даля и переселенцев в Оренбуржье - от благодарных потомков». Приглашение на открытие ПЗ и письмо А.А.Чибилева я отправляю Вам, в синхроне с данным текстом, на эл.адрес ПЦ «Июль»
Цель сооружения ПЗ: Создать привлекательный для туристов и поучительный для молодёжи мемориально-литературный объект. Зафиксировать в нём главный творческий итог восьмилетней жизни В.И. Даля в Оренбуржье – начало титанической работы по составлению первого (и до сих пор – лучшего!) «Толкового словаря живого великорусского языка». В основе такого успеха - не только талант и кропотливый труд автора, но и – благоприятное стечение обстоятельств: жителями края были переселенцы из самых разных уголков России. Собеседники В.И. Даля – наши предки добросовестно помогали ему учесть все нюансы своих региональных говоров, т.е. по праву являются его – соавторами!
Данный ПЗ даст старт (и материализованный образ) раскрутке бренда «Оренбург – родина Толкового словаря В.И.Даля!».
Выбор из нескольких вариантов «Инициаторов сооружения ПЗ» в пользу именно «Русского географического общества(РГО)» зафиксирует вклад В.И.Даля в создание РГО (в масштабах Российской империи) и широту интересов РГО в XIX веке, включая этно-лингвистику.
Открытие Памятного Знака планировалось произвести 13 октября 2015 года, в синхроне с планировавшимся тот день открытием Памятной доски на здании дома-музея В.И.Даля в С.-Петербурге, где готовился Устав Императорского РГО.

Однако в конце июля, открытие С.-Петербургской доски руководство РГО неожиданно перенесло на 18 августа т.г. в рамках Фестиваля РГО. Местное руководство и спонсоры сразу отвернулись от данного проекта – «опоздали!»
В связи с данным форс-мажором, прошу Вас прислать \на мой Е.-м-л\ своё суждение \4-5 фраз\ важен ли для Оренбурга данный проект.
С уважением и благодарностью! Владимир Степанович Жданов, эксперт РГО

PS. Возможно, данная фактура пригодится в проекте “Тобол», или непосредственно в общении на Фестивале РГО-2015. Вас как автора «Географа….» не могут туда не пригласить!...

ответ

Уважаемый Владимир Степанович.
Я писал о Владимире Дале в книге «Увидеть русский бунт», но его присутствие в моих произведениях гораздо более масштабное, чем просто эпизоды с Пушкиным. На меня огромное впечатление произвела книга Даля «О повериях, суевериях и предрассудках русского народа». Это настоящая энциклопедия русской народной демонологии и бытовой мистики с рационалистической трактовкой сюжетов и воззрений. Эту работу Даля я взял за основу, когда писал роман «Золото бунта». Мышление моего героя Осташи – эталонное именно «по Далю». Я понимаю, как Далю удалось создать столь всеобъемлющий свод: в Оренбуржье было «всякой твари по паре», и Даль здесь «путешествовал по всей стране», оставаясь, в общем, на одном месте. Поэтому Оренбуржье для Даля – необыкновенно важная территория, роль которой в становлении учёного невозможно переоценить.
По вашей просьбе я написал вот такой пассаж:
Владимир Иванович Даль – одна из системообразующих фигур русского мира. Дело не только в том, что он автор великого словаря и друг Пушкина. Даль определил новые форматы осмысления национальной культуры. И в этом ему помогло именно Оренбуржье. Земля, на которой сошлись русские люди со всех концов страны, стала Россией в миниатюре – многонациональной, многоукладной и многоязычной. Такая географическая «генерализация» и помогла Далю осознать русскую речь во всём её объёме и разнообразии. Провинциальный Оренбург сделал Владимира Даля культурным деятелем общенационального масштаба.
PS. Поклон Александру Александровичу Чибилёву. Он для меня открыл вселенную степи.

29.07.2015 Юрий, Пермь

Алексей Викторович, здравствуйте.
"Ненастье" по настроению напоминает "Человека, который смеётся", а отношения Германа и Татьяны похожи на отношения Гуинплена и Деи. Так и задумывалось, или это случайное и надуманное сходство произведений?

ответ

Уважаемый Юрий.
Я даже не помню, читал ли я "Человека, который смеётся".

26.07.2015 Сергей

Добрый день! Какая музыка вам нравится?

ответ

Уважаемый Сергей.
Музыка моей молодости: Пахмутова, Рыбников, русский рок, Жан-Мишель Жарр.

19.07.2015 Елена

Алексей Викторович, как можно ...

ответ

Уважаемая Елена.
Я не девочка, чтобы обижаться. Я давным-давно всё взвесил и обдумал - и не отступаю от решений, которые считаю справедливыми. Если вы уважаете меня, уважайте и мою позицию.

16.07.2015 Николай

Алексей Викторович, извините за не корректный вопрос о личной жизни , а не о творчестве. Вы оставили Пермь и перебрались в Екатеринбург.Пермь конечно не столица Урала но и не совсем провинция как допустим Рязань.Чем был продиктован Ваш выбор. Заранее спасибо и простите если повторяюсь с вопросом. Николай 45 лет.

ответ

Уважаемый Николай.
Вопрос вполне корректный. Екатеринбург - город моей молодости, город, который я хорошо знаю и очень люблю. Город, в котором живут мои друзья и в котором меня ценят. Однако я не переехал жить в Екатеринбург, хотя и живу там подолгу. Но я живу подолгу там, где моя работа. Слава богу, я могу себе это позволить. Сейчас моя работа - проект "Тобол", и я гораздо больше времени, чем в Екатеринбурге, провожу в Сибири (Тюмень, Тобольск, Ханты-Мансийск, Курган, в ближайшем будущем, как ни странно, Оренбург, хотя это и не Сибирь). Так что сложно сказать, где я живу. Однозначно - не в Перми, где у меня нет никакого проекта, я здесь не нужен. Когда меня называют "пермским писателем", меня бесит. Я живу в России, этого достаточно для определения по географии.

08.07.2015 Сергей

Алексей Викторович, спасибо за ваш искренний ответ. В "Ненастье", помимо криминальной истории, как мне показалось, очень много отсылок к Федору Михайловичу. Может и не совсем произвольных, с вашей (авторской) позиции. Каких-то глубинно-человеческих. Это и примеры героев в "экзистенциальной ловушке, пребывать в которой бессмысленно, а выйти невозможно, пока не переделаешь себя" и их эволюция в форме фиксации различий между героями "разной степени самопеределанности" и нравственные искания. "Дембеля не бывает": Герман как-будто последний, кто усомнился в этом. Осознал, что мир неотвратимо изменился, и он безнадежно отстал от времени, как был отрезан от отступающей колонны во время атаки в Афгане. Возможность мгновенно изменить материальную сторону "себя", побудив тем к изменению свое сознание (или для подверждения факта изменения) - все это мы помним и в Раскольникове.
Мои вопросы таковы:
1) Знакомясь с мужскими образами "Ненастья", почти всех жалко. Тут несколько персонажей, которым "так больно, но ничего нельзя сделать" в какой-то момент. Пенять на время - глупо. Что же тогда, остается быть циником и блюсти какие-то договоренности только в рамках "корпораций", ограниченных во времени и пространстве? Не похоже, что вы (по книге) симпатизируете Владику или Щебетовскому? Мне даже (немного) показалось, что в "Ненастье" "все беды от женщин": и побуждение к нарушению каких-то договоренностей исходит от них и многие образы натуралистично-циничны.
2) Как вы относитесь к творчеству Мишеля Уэльбека? Почему спрашиваю - мне кажется, что пусть и пишите вы с ним о разном, но некоторые ваши произведения близки в том, что посвящены изучению мужчины в современном социуме, где преподносится не просто некий событийный ряд, а достигается сопричастность к герою попыткой заглянуть буквально в его внутренний мир, в его сокровенные мысли и переживания. Что, как мне казалось, более характерно женским любовным романам.
3) Ниже вы писали, что у Танюши есть реальный прототип. Это заметно по проработанности персонажа. А у Марины прототип есть? Просто такое чувство, что это декорация. Как ружье в первом акте классической пьесы. Не подумайте, что это неуважительное отношение к ней (и уж тем более к вашей работе!). Я допускаю, что она целиком в думах о своем собственном ребенке и по тексту за ней не так много слов.

Благодарю за ответы!

С Днем семьи, любви и верности! Сергей (г. Муром)

ответ

Уважаемый Сергей.
1. Я нисколько не симпатизирую ни Щебетовскому, ни Владику Танцорову. Такие люди мне глубоко неприятны, особенно типа Владика. Но «все беды от женщин» - это как-то уж не совсем то. Какие «беды от женщин» у Лихолетова, или Быченко, или Гайдаржи, или Шамса?
Мне не хочется повторяться, потому что я много рассуждал об этом в разных интервью. Да, я считаю, что нынешняя самоорганизация общества строится по «корпоративному» принципу: человек стремится стать членом корпорации, которая решает за него все проблемы. И по поводу натуралистично-циничных баб в «Ненастье» я тоже много говорил, когда рассуждал о предмете изображения в романе – страте «простонародья», «плебса», «пипла», по-жлобски – быдла. Это интервью в «Новой газете», в «Культуре», в «Собеседнике».
2. К творчеству Уэльбека я не отношусь никак. Достаточно давно я прочитал «Элементарные частицы», но уже ничего не помню из этого романа. Какой-то он для меня «дистиллированный», «минеральный», безвкусный и бесцветный. Что называется, «никакой евророман».
И я не согласен с вами, что женский любовный роман – представление внутреннего мира героев. Мне кажется, вы переоцениваете амбиции этого жанра. Так же боевик – не самоучитель по самообороне, а космическая фантастика – не популярная астрономия.
3. Марина списана с натуры. По поводу «хабалок» опять же переадресую к своим интервью.
И вас тоже с днём Петра и Февронии.

02.07.2015 marrat

Алексей, еще реплики и вопросы образовались

0) В Яр-Саныче узнаю родителя Моржова на следующем этапе жизни.

1) Как возникло в романе стихотворение Пастернака в эпизоде в Юбиле? Когда разговаривали Герман и Лихолетов при Танюше.
То что его могли задать учить по программе - ведь маловероятно. В этом есть какой-то дополнительный смысл?

2) Нет ли некоторой натяжки между описанной биографией Басунова и его образом, его душевной организацией?
Радиофак, все-таки ближе к технической интеллигенции...
Доучился ли он потом, интересно? (Тогда кажется брали в армию всех а потом возвращали в институт).
А потом хопа, и начальник охраны у Лихолетова. После сидения на "Шилке"...
Вот Быченко - там вопросов нет, а тут некоторая странность.
Басунову больше подошло бы быть однополчанином Быченко - что-то вроде разведка, вдв, спецназ.
Там где требуется некоторая отмороженность.
Нет, и на технических специальностях встречаются те еще кадры, конечно...
Но все таки, с таким бэкграундом гораздо проще себе представить, например, Володю Канунникова.

3) возникла мысль что "Ненастье" - Ваш роман размышление в какой-то степени о вашем поколении. Герман старше Вас на 5 лет всего.
Кто оказался в первых рядах (пехоте) новой жизни, кто полег в прямом и переносном смысле. И на чьей крови и жизни сделали себе
капитал те, кто находился "за спинами" - Щебетовские и чиновники (во множестве - тихие мажоры не первого колена), о которых размышлял Владик Танцоров.

А еще мысль - изначальный, лихолетовский заряд - был правильный.
Наособицу мы жить не можем - "география это судьба"
Правда Вы в одном из интервью сказали что посыл лихолетовский был изначально неверный - землячество не можеть быть причиной долгосрочного объединения.
Но мне кажется Вы тут не до конца праваы. На определенном этапе - в молодости и вокруг - очень даже может.
Это же общность по природе аналогичная кровной - когда есть общий Мир, общее Начало. Понятно, что потом траектории жизни разбегаются
и с возрастом нужно опираться на что-то другое, более внутреннее, и выстраивать инфраструктуру (чего кстати хорошо кажется понимал Лихолетов)
которая будет дежать "в форме" живые, но ослабевающие в силу естественных причин связи.
Опыт поколений говорит, что есть тут надежные средства - детей между собой женить, например.

4) Лихолетов в какой-то степени похож на Ельцина. Человек, не обременненный образованием и эрудицией, но имеющий хорошую, "звериную", интуицию.
И тут просматривается некоторое, несоответствие, что ли, между его образом мыслей и его действиями.
С одной стороны, такие непростые вещи, как захват желдорузла, выстраивание инфраструктуры общей, его мысли по книге.
А с другой - совершенно безответственное отношение к выборам (такой человек, как "откинулся", просто обязан был почуять, что всё, ВСЁ изменилось!),
или непроработка варианта, что его могут не выпустить после "акции" в Ненастье.
Поэтому нужно дождаться пока всех выпустят, а потом уж уходить из Ненастья - последнее вообще ведь "азы".

В целом есть некоторое ощущение что на Вас как на автора давило некоторе временное ограничение,
из-за которого возникла некоторая сюжетная натянуность, что-ли.
Может, я и не прав. Извините.

**************

Про Танюш и Овсянки уж добавлю, чтобы по возможности быть понятым. Под сестрами я имел ввиду что они "из одной земли", что ли.
И там и там - тихий цветок, которому нужен Мужчина, Мастер, чтобы он расцвел, чтобы он показал все свою большую внутреннюю красоту.
И вот это понятие "тихого цветка" внутри как-то сильно перекликается с понятием "соль земли".

У меня кстати не сложилось как у читателя ощущения, что Таня изначально - самоедка-эгоистка. Скорее всего - поневоле. И Лихолетов ей просто не подходил - он
из другого теста, он слишком "жаркий", а для такой женщины чтобы она раскрылась нужет мужчина внимательный, чуткий, поспокойнее
(в Овсянках таким был для той Тани ее муж - директор комбината). Плюс неудачный аборт. Плюс жизненных мелочей до кучи.
И в итоге мы имеем не что иное, как жертву обстоятельств. И Герман может быть не головой, но сердцем понимает, что все складывается так
что тут никакая "терапия" не работает - время работает против него. Нужна "хирургия". Ну и делает что может.

Вообще между Вашими и Осокинским творчеством у меня в голове провелись некоторые параллели. Уже потом узнал, что вы вроде бы даже дружны
(в каком то из интервью читал). Такое впечатление, что вы пишете о родственных вещах. Ну по разному, конечно. У Вас более активная, мужская проза,
у Осокина более пассивная, женская как бы.

У Леонида Федорова (который группа Аукцыон) тексты пишет такой Дмитрий Озерский.
И вот есть у них песня ПолНеба. Песня спета так себе, но текст..
Полубредовый, странный, как обычно у Озерского:

"Тень упала не стало неба
Пол кошмара как четверть хлеба
Губы алые в небе фонари
Реки вялые добрые внутри..."

Так вот обе Танюши - я думаю - это "Реки вялые добрые внутри". Женщины-реки.

Коли уж зашла речь об Осокине, спрошу до кучи. Фильм Вам как по "Овсянкам", показался?
Несмотря на то что финал подиспортили "самодеятельностью", у меня создалось впечатление, что дух сохранился, как и у Вас с "Географом".

Извиняюсь за некоторую сумбурность изложения.
С уважением

ответ

Господин Marrat.
На некоторые ваши вопросы я отвечу, а другие ваши замечания просто проиллюстрирую подобными же придирками к «Войне и миру», чтобы стало понятно.

«В Яр-Саныче узнаю родителя Моржова на следующем этапе жизни.»
В Багратионе я узнаю князя Болконского-старшего, если бы он получил вторую жизнь.

«Как возникло в романе стихотворение Пастернака в эпизоде в Юбиле? Когда разговаривали Герман и Лихолетов при Танюше. То что его могли задать учить по программе - ведь маловероятно. В этом есть какой-то дополнительный смысл?»
Как возник народный танец Наташи в деревне, в которую Ростовы попали после охоты? То, что Наташа выучила танец у учителя Фогеля – маловероятно. В этом есть какой-то дополнительный смысл?

«Нет ли некоторой натяжки между описанной биографией Басунова и его образом, его душевной организацией? Радиофак, все-таки ближе к технической интеллигенции… Доучился ли он потом, интересно? (Тогда кажется брали в армию всех а потом возвращали в институт). А потом хопа, и начальник охраны у Лихолетова. После сидения на "Шилке"... Вот Быченко - там вопросов нет, а тут некоторая странность. Басунову больше подошло бы быть однополчанином Быченко - что-то вроде разведка, вдв, спецназ. Там где требуется некоторая отмороженность. Нет, и на технических специальностях встречаются те еще кадры, конечно... Но все таки, с таким бэкграундом гораздо проще себе представить, например, Володю Канунникова.»
Нет ли некоторой натяжки между описанной биографией Николая Ростова и его образом, его душевной организацией? Мирный московский дворянский дом всё-таки ближе к штабной службе… Вернулся ли Ростов потом в свет, интересно? (Тогда, кажется, в армию уходили все, а потом возвращались в свет.) А потом хопа, и провинциальный дворянин. После сидения на коне… Вот Долохов – там вопросов нет, а тут некоторая странность. Ростову больше подошло бы быть однополчанином Долохова – что-то вроде пехоты, разжалованья за карточные проигрыши, дуэлей. Там, где требуется некоторая отмороженность. Нет, конечно, и в мирных московских домах встречаются те ещё кадры, конечно… Но всё-таки с такой подготовкой гораздо проще себе представить, например, Василия Денисова.

«А еще мысль - изначальный, лихолетовский заряд - был правильный. Наособицу мы жить не можем - "география это судьба" Правда Вы в одном из интервью сказали что посыл лихолетовский был изначально неверный - землячество не можеть быть причиной долгосрочного объединения. Но мне кажется Вы тут не до конца праваы. На определенном этапе - в молодости и вокруг - очень даже может. Это же общность по природе аналогичная кровной - когда есть общий Мир, общее Начало. Понятно, что потом траектории жизни разбегаются и с возрастом нужно опираться на что-то другое, более внутреннее, и выстраивать инфраструктуру (чего кстати хорошо кажется понимал Лихолетов) которая будет дежать "в форме" живые, но ослабевающие в силу естественных причин связи. Опыт поколений говорит, что есть тут надежные средства - детей между собой женить, например.»
Если вы апеллируете к моему интервью, то читайте его внимательно. Я говорил, что люди могут объединяться на основе любой идеи или события. На основе общей родины – землячество, на основе общей войны – союз ветеранов, на основе общего преступления – банда, на основе общей политики – партия, и так далее. Но все эти объединения – не вечны. Когда их лидеры добиваются социального успеха (ради которого они и создавали эти объединения), первоначальная идея девальвируется. Лихолетов не говорил, что наособицу жить мы не можем – не перевирайте. Можем. Лихолетов говорил, что это неправильно. А самое прочное объединение – на основе нравственности, например, христианских ценностей. Институты, основанные на общности морали, - государства и церкви, - стоят столетиями.

«Лихолетов в какой-то степени похож на Ельцина. Человек, не обременненный образованием и эрудицией, но имеющий хорошую, "звериную", интуицию. И тут просматривается некоторое, несоответствие, что ли, между его образом мыслей и его действиями. С одной стороны, такие непростые вещи, как захват желдорузла, выстраивание инфраструктуры общей, его мысли по книге. А с другой - совершенно безответственное отношение к выборам (такой человек, как "откинулся", просто обязан был почуять, что всё, ВСЁ изменилось!), или непроработка варианта, что его могут не выпустить после "акции" в Ненастье. Поэтому нужно дождаться пока всех выпустят, а потом уж уходить из Ненастья - последнее вообще ведь "азы".»
Если уж вам угодно уподобить Лихолетова Ельцину, - ОК. В фигуре Ельцина тоже просматривается некоторое несоответствие между его образом мысли и его действиями. С одной стороны, такие непростые вещи, как выстраивание демократии и свободного рынка (его заявленные цели), а с другой стороны совершенно циничное отношение к выборам (политтехнологии вместо реального авторитета: Ельцин же обязан был почувствовать, что ВСЁ дискредитирует!). Или непроработка варианта приватизации, при котором предприятия не перейдут в руки владельцев ваучеров; надо было дождаться, пока нация выучит, что такое ваучер, - это вообще ведь «азы».

«В целом есть некоторое ощущение что на Вас как на автора давило некоторе временное ограничение, из-за которого возникла некоторая сюжетная натянуность, что-ли. Может, я и не прав. Извините.»
То есть вы деликатненько так хотите сказать, что я цинично гнал роман на всех скоростях, торопясь неизвестно почему (вообще-то известно: хотел побыстрее получить гонорар или боялся кнута издательства). Ваша мысль ясна. Это называется изначальное неуважение. Неряшливость вашего текста – дополнительное тому доказательство. Не извиняю.

«Про Танюш и Овсянки уж добавлю, чтобы по возможности быть понятым. Под сестрами я имел ввиду что они "из одной земли", что ли. И там и там - тихий цветок, которому нужен Мужчина, Мастер, чтобы он расцвел, чтобы он показал все свою большую внутреннюю красоту. И вот это понятие "тихого цветка" внутри как-то сильно перекликается с понятием "соль земли".»
Сорри, я не понял про цветок с солью земли, которому нужен для цветения мужчина-мастер.

«У меня кстати не сложилось как у читателя ощущения, что Таня изначально - самоедка-эгоистка. Скорее всего - поневоле.»
Конечно, поневоле. Сначала мать твердила Танюше, что она лентяйка, чтобы весь ресурс семьи бросить на успех старшей сестры Ирины. Потом семья гнобила Танюшу за побег с Владиком, а сама Таня винила себя, что не оправдала надежд Владика. Потом она винила себя, что в 16 лет баз ЗАГСа и разрешения родителей живёт с мужчиной, которого не любит. Потом винила себя, что мужчина сидит в тюрьме, а ей неприятно ходить к нему в тюрьму. Потом был неудачный аборт, и обвинения себе самой стали неизбывными. Эволюция комплекса неполноценности прописана предельно ясно. Если будете читать без лупы, то приметите этого слона.

«И Лихолетов ей просто не подходил – он из другого теста, он слишком "жаркий", а для такой женщины чтобы она раскрылась нужет мужчина внимательный, чуткий, поспокойнее (в Овсянках таким был для той Тани ее муж - директор комбината).»
Я нигде не писал, что Лихолетов подходил Танюше. Точнее, я везде писал, что он ей не подходил. Он ею просто понтовался.

«Вообще между Вашими и Осокинским творчеством у меня в голове провелись некоторые параллели. Уже потом узнал, что вы вроде бы даже дружны (в каком то из интервью читал). Такое впечатление, что вы пишете о родственных вещах. Ну по разному, конечно. У Вас более активная, мужская проза, у Осокина более пассивная, женская как бы. Коли уж зашла речь об Осокине, спрошу до кучи. Фильм Вам как по "Овсянкам", показался?»
С Денисом Осокиным я лично не знаком, никогда нигде не говорил о своём знакомстве с ним, произведений его пока не читал. Моё мнение об «Овсянках» - в книге «Ёбург» в главе «Луна для самураев».

Господин Marrat, вам ничего не говорит имя Владимир Гусев?

01.07.2015 Василий Шаповалов

Добрый день!
Хочу попросить немного вашей помощи в создании настольной ролевой игры на тему покорения Урала и Сибири. Мне нужны мифологические источники, а по такой теме без посторонней помощи трудно найти хороший - и не очень большой при этом - набор книг.

Вдохновленный в немалой степени "Сердцем Пармы" и "Золотом бунта" (а ещё Бажовым), я задумал сделать настольную ролевую игру в стиле Dungeons & Dragons. Восточные походы ватаг казаков и ушкуйников идеально ложатся на обычную историю D&D - историю про людей, которые безрассудно и бесстрашно отправляются грабить и убивать в неведомые просторы, полные таинственных противников и неожиданных опасностей.
И вот эти сами таинственные противники и неожиданные опасности мне и нужны для того, чтобы сделать хорошую игру. Посоветуйте, что бы прочитать на эту тему. Мне пригодится фольклор народов Сибири и Урала, особенно не космологические мифы (этого добра хватает), а истории про мелких духов, демонов и прочую нечисть. Еще нелишними будут путевые заметки типа заметок Никитина, где местные легенды и реалии будут в пересказе русских путешественников. Хоршая литературная обработка фольклора, вроде книг Бажова, тоже очень полезна.

ответ

Уважаемый Василий.
Могу посоветовать вам следующие книги.
Лев Сонин. Тайны седого Урала. Москва, «Вече», 2009. (Вот названия частей – как для вас специально: «Битва за Каменный пояс», «Викинги открывают Биармию», «Уральские конкистадоры», «Первоосвоители края», ««Горная война» на Урале».)
«Предания и легенды Урала». Свердловск, Средне-Уральское книжное издательство, 1991. Это сборник русских преданий, легенд и быличек Среднего Урала.
И.Гемуев, А.Сагалаев, А.Соловьёв. «Легенды и были таёжного края». Новосибирск, «Наука», 1989. Это очень интересное собрание археологических, этнографических и фольклорных материалов по хантам и манси, которые воевали друг с другом и с русскими; научно-популярная, читается как роман.
«Легенды земли Уральской». Издательский дом «Аркаим», Челябинск, 2009. Это сборник современных произведений – чистое эпигонство Бажову.
Л.Бобров, А.Борисенко, Ю.Худяков. «Русские воины на южных рубежах Сибири в конце XVI-XVII в.». Вооружение и военная организация. Это научная монография.
От себя могу посоветовать свою фотокнигу «Увидеть русский бунт». Там про пугачёвщину – не только факты о войне, но и предания с легендами. Как закричала пушка, которую высекли пугачёвцы. Как невидимое войско Пугачёва проходило через крепости. Как русские войска в XVIII веке искали в горах и пещерах Башкирии грамоту Ивана Грозного. Как на горных заводах являлись святые. Как русские бабы обороняли степную крепость от казахов. И так далее.
Удачи.
P.S. Кстати про «Dungeons & Dragons» я писал в романе «Псоглавцы», цитирую»: «Значит, в СССР строили лагеря, а их контингент, глядя на фреску святого Христофора, придумывал «торфяных гапонов». А в Европе строили персональные компьютеры, а их пользователи, читая Толкина или «Золотую легенду», придумывали гноллов. В Европе создавали «Dungeons & Dragons», «дэ-энд-дэ», а в СССР – ДНД, добровольные народные дружины. Такие разные ролевые игры.»

30.06.2015 Владимир

Алексей Викторович! Огромное спасибо за "Ненастье"! Вот уже почти неделя, как дочитал, но до сих пор не отпускает. Постоянно возвращаюсь то к одному эпизоду, то к другому. Я не ассоциирую себя ни с одним из героев книги, моя жизнь абсолютно перпендикулярна их жизням, но почему-то оказались задетыми все основные болевые точки. Может, конечно, это, как в том анекдоте, я просто завсегда об этих точках думаю. Но так это или не так, а с другими книгами, которые я за последнее время прочитал, ничего похожего не было. Вот даже впервые захотелось попробовать высказаться.

Вы в каком-то интервью говорили, что это книга о необходимости доверия, о поиске оснований для доверия. А для меня эта медаль перевернулась здесь другой стороной. Для меня это книга о предательстве И дело даже не в химически чистом предательстве Басунова - его даже и осуждать-то нельзя, у него просто отсутствует орган, при помощи которого такие вещи ощущаются. Я про ползучее бытовое, если можно так выразиться, предательство, которое разъедает Коминтерн. Кульминацией здесь становится проигранные Лихолетовым выборы. И ведь опять нельзя осуждать. Разве не важны для жизни ордера и места в садиках - важны, конечно, очень важны. Но это же страшно. И бог с ним с Афганским Братством - оно то ли было, то ли лишь мерещилось. Но вот сама ситуация эрозии вещей казалось бывечных - было, было, бах! и, оказывается, ужедавно нет. А, может, и вообще ничего такого на свете нет? Только очень хочется, чтобы было.

И еще одно. По поводу того, что Танюша вырвалась из "ненастья", обретя себя (не уверен, что это слово правильное, но пусть будет оно) в служении Герману, служении, понятно, в таком высоком религиозном что ли смысле. Выход ли это? Я не верующий, но предполагаю, что для верующих служение конкретному ли ближнему, всем ли ближним вообще - это, так сказать, служение богу в форме служения ближнему. Тут вопросов нет. Но для человека неверующего опора на другого человека (неважно берет ли опирающийся или, напротив, дает) - это вынесение вовне источника жизни (или, что то же самое, спускового крючка смерти). Опасность не в том, что придет злонамереный герой, найдет, ларец, раздавит яйцо и сломает иглу. До большинства злонамеренным героям просто дела нет. Беда случается, когда тот, на кого опираешься, по какой-то причине перестает исполнять свою функцию, например, он вдруг меняется в чем-то существенном или просто умирает. Например, относительно Германа мне кажется, что почти невозможно будет не сломаться от сознания крушения такой мечты. Он ведь не только не обеспечил Танюше индийского рая, но сильно подпортил ей пребывание здесь, да еще и подставил людей, которых вовлек в исполнение замысла, того же одноногого инвалида и его жену, которых сделал соучастниками. В случае успеха он был бы почти благодетелем, а поражение превращает его почти в предателя. Победителя, как известно, не судят, а вот проигравший казнит себя сам. Герман не Басунов, для него это должно бытьочень сильным ударом, превозмочь такие вещи, мне кажется, не сломавшись очень сложно. Но это как бы небольшой вираж в сторону. Главное для меня - это вопрос об опоре на нечто внешнее. Для меня все это не умозрительные психоаналитические построения, а история жизни и смерти моего отца, который последние годы жизни посвятил уходу за матерью, уходу весьма нелегкому и в физическом, и в душевном смысле. И вот, к несчастью, она умерла первой, и он сломался. Своей жизни у него было неслишком много и с молоду, а в старости не осталось вовсе. Всю жизнь он был нужен другим, причем нужен так совершенно конкретно материально что ли. По крайней мере, как оказалось, именно так он всегда воспринимал свою роль. В другую нужность он никогда особо не верил и уж в старости не верил совсем. Ну и образовалась безысходная мучительная пустота. Я очень плохо рассказал эту историю, но, надеюсь, что-то все же понятно. Ну вот я и думаю, может, неправильно, чтобы смысл жизни был снаружи, может, надо стараться, чтобы что-то было и внутри, чтобы жизнь была ценна не только служением семье, людям, делу, стране... а и еще чем-то таким чисто для себя, понятно, не в смысле незатейливого загребания благ и удовольствий. Все-таки служение слишком для многих заканчивается еще при их жизни и не замещается ничем.

Прошу прощения за многословие, но как-то уж очень разбередило. Еще раз спасибо вам огромное! И за эту книгу, и за все предыдущие.

ответ

Уважаемый Владимир.
Спасибо за столь глубокое и неравнодушное прочтение. Это редкость, и мне очень приятно.
Если угодно, я постараюсь не «ответить на вопрос», а прокомментировать.
Предательство – оборотная сторона доверия, так что мы с вами говорили об одних и тех же вещах.
Про «опору на внешнее» можно рассуждать долго. У меня в «Блуде и МУДО» об этом рассуждал Моржов, когда аббревиатурил в человеческой душе «ВТО» – «внешняя точка отсчёта» и «внутренняя точка отсчёта». В «Географе» примерно об этом же рассуждал Служкин, когда формулировал свой «принцип неимения залога счастья». С моей стороны бестактно говорить об этом, но ведь то, что служилось с вашим отцом, напоминает не расплату за его самоотверженность, а всё то же самое «ненастье»: экзистенциальную ловушку, пребывать в которой бессмысленно, а выйти невозможно, пока не переделаешь себя. Если я задел ваши чувства, прошу прощения.
Я не думаю, что Танюша, вырвавшись из «ненастья», обрела себя в «служении» Герману. Как она может «служить» заключённому? Молиться, что ли, на его фотки? Скорее, Танюша впервые осознала, что дорогому человеку может быть хуже, чем ей. Я очень люблю Танюшу, но понимаю, что – при всей её беде – она живёт эгоистично. Она все годы в первую очередь думала о своём несчастье, то есть о себе; она жертвовала собою – себе; не упивалась несчастьем, конечно, не гордилась им, не роптала на бога, но всё равно её душа жила в первую очередь самоедством: это и было «ненастьем» Танюши.
Герман хочет вывезти Таню в Индию, где среда более комфорта, и там Таня перестала бы мучить себя. Герман хотел вырвать Танюшу из «ненастья», так сказать, «механически» – переменой внешней среды. Не знаю, удалось бы ему «вылечить» Танюшу Индией. Возможно, что и нет.
Однако рок распорядился по-своему, и Таня «воскресла» пониманием, что Герман пожертвовал ради неё своей судьбой, и любовь к Герману важнее самоедства. Я не знаю, в чём может выражаться любовь Танюши к Герману, особенно к Герману в тюрьме. Но эта любовь целительна для души уже сразу, как родилась. И Таня начала бороться: она преодолела свои сомнения в Германе, она впервые ответила дрянной Анжелке, она не сдала Германа на допросе, примчалась в деревню Ненастье, сцепилась с Басуновым. Таня впервые забыла о себе, отодвинула себя на второй план ради другого человека.
Не надо превращать другого человека в господина, у которого ты раб, но не надо и считать, что ты всегда – важнее всех на свете. Это сложный этический путь, и на нём человека поджидают другие ловушки-«ненастья», но пройти этот путь можно, только если душа жива, а Герман «оживил» Танюшу. На этом пути нет никакой уверенности в том, что счастье обязательно будет достигнуто, но зато на этом пути счастье всегда возможно. У Танюши не было надежды на счастье, когда она думала о своей беде, но есть надежда на счастье, когда она думает о беде Германа.
Длинно получилось и, наверное, сумбурно, но теперь это уже вы «завели» меня, Владимир. Ещё раз спасибо вам.

28.06.2015 Сергей

Здравствуйте!
Прочитал книгу "Ебург".Необычно!
Планируется ли что-либо подобное?
Или продолжение этой книги?
С уважением!
Заранее признателен!
Сергей Мартьянов

ответ

Уважаемый Сергей.
Спасибо, мне очень приятно.
Нет, больше в формате "Ёбурга" я работать не буду, а у "Ёбурга" продолжения нет - оно в региональных новостях.

28.06.2015 Сергей

Здравствуйте, Алексей Викторович.
Все-таки тяжело себе представить Германа в тюрьме, и особенно его возможность ставить условия Щебетовскому из камеры. Не исключено ведь и то, что его захочет "прессануть" по поводу средств кто-то еще, и Танюша станет заложницей его тайны. Прототип Германа(-Шурман), забравший в 2009 году 250 млн у Сбербанка (ограбил Германа(-Грефа)) в Перми получил 8 лет, во имя того, чтобы увести в неизвестном направлении 1.145 млн. Жена Лена его не дождалась (сейчас живет с бывшим милиционером). В преданности Танюши Герману я не сомневаюсь, но ее уязвимость (с одной стороны) и желание "погреться" на этой истории со стороны третьих лиц (с другой стороны), открывает очень туманные перспективы. Мне часто приходилось слышать в школе, что герои книг "живут своей собственной жизнью", заставляя творить автора не в угоду толпе и коммерческому интересу, а "по принципу наибольшего правдоподобия". Собственно мой вопрос вам, Алексей Викторович, замечали ли вы у своих героев такую "собственную жизнь", и вопрос вам как автору: смогут ли себе позволить Герман и Танюша спустя 8 лет (отдав Щебетовскому все до копейки деньги - заручившись его "честным словом" об отсутствии претензий) обрести покой и/или отправиться в Индию? Мне кажется в Батуеве нет и не будет больше жизни ни Танюше, ни Гемрану (впоследствии).

Спасибо, Алексей Викторович. Сергей (г. Муром)

ответ

Уважаемый Сергей.
Спасибо за такой интерес.
Вот честное слово, я не знаю. Пусть это некорректный пример, но тем не менее приведу его: а знал ли Достоевский, что будет после каторги с Раскольниковым и Соней? Вот и я тоже не знаю. Мои герои живут для меня внутри моего романа; если мне хочется снова увидеть их, то я не смотрю на "вне" романа, а вспоминаю то, что есть внутри. Я могу предполагать что-либо о их жизни "вне", но по большому счёту я в этой ситуации равнозначен любому читателю. Про Германа я даже никогда не думал о "восьми годах".
Кстати, офицеры милиции, которые ловили Шурмана, и подсказали мне идею "ненастья". Они рассказали потрясающую вещь, что Шурман мог уйти от своих денег, спрятанных им в яме, - но не ушёл, а вертелся вокруг них, как собака на привязи. Это и есть экзистенциальная ловушка, невозможность выйти из круга своего мировоззрения, - то, что я и назвал "ненастьем".

страница: 188 из 210

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram