Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



05.09.2007 Ирина

Здравствуйте, Алексей.
Возможно, вам мой вопрос и покажется глупым, но всё же...уже давно хочу его задать. Действие книги \"Общага-на-крови\" происходит в общежитии №5 УрГУ? И жёлтый как вечность кирпич, и больничный сад - всё сходится. ТОлько меня почему-то интересует ещё один вопрос. Вы же учились на журфаке, почему тогда вы жили в пятёрке,а не в тройке?Я так понимаю, в книге и на Башлачёва есть намёк, но он же тоже жил в родной тройке...
Можете, послать меня по дальше с такими глупостями....
А после этой книги я почему-то долго боялась ходить по вечно тёмным коридорам пятого общежития...ощущение морга было...

ответ

Дорогая Ирина.
Наоборот, ваш вопрос мне очень приятен - как привет из молодости. Да, описаны именно те общаги, про которые вы говорите. Сам я жил и в тройке, и в пятёрке. Только мы их называли "семьдесят первая" и "семьдесят девятая". Пока я был студентом и нелегальщиком, я жил в общаге журфака, где некогда жил Башлачёв. Когда стал сотрудником биофака, жил в девятиэтажной жёлтой общаге, туда и поселил своих героев.

03.09.2007 Светлана

Здравствуйте, Алексей. А вы совершенно случайно не занимались фотографией?
Мне нужны фотографии рек Пермского края. У вас спросить подсказал Николай Рундквист. Просил привет передавать.
Извините за вопрос не по теме.

ответ

Здравствуйте, Светлана.
Фотографией я никогда не занимался, и ничего такого у меня нет. А Николаю Рундквисту большой привет и поклон. Странно, что он направил вас ко мне - он сам замечательный фотограф, и его снимки публиковались во многих-многих книгах.

02.09.2007 Александр

Пользуется ли философия уважением или авторитетом в современном мире.

ответ

Не знаю.

31.08.2007 Никита

Здравствуйте, Алексей. До сих пор нахожусь под впечатлением от ваших книг. Давно такого не испытывал, а может и вообще не испытывал! У меня к Вам вопрос по эпилогу "Карабли и Галактика": у могилы Дождилики сидит Навк или это взгляд не из того реального времени?

ответ

Уважаемый Никита!
Спасибо вам за интерес к моей фантастике, которую обычно обходят вниманием, как лужу щенка в прихожей.
Да, в эпилоге "Кораблей" описан Навк, который сидит у могил Дождилики и её матери. С Навком - дочь его и Дождилики, тоже Дождилика.

29.08.2007 Антон

Здравствуйте, Алексей Викторович!
Поздравляю Вас как педагога с днем Знаний. Мне отпраздновать вряд ли удастся - встречу на работе.
Как Вы думаете был ли у персонажей "Общаги" выбор - покидать или не покидать "Общагу"?
ПОступок Отличника -это его личная победа над Ботвой и Ринатом или признание собственного поражения?

ответ

Уважаемый Антон.
Формально у Отличника и его друзей выбор был. Экзистенциально - нет, потому что, как сказала, кажется, Нелли, "весь мир - общага". А поступок Отличника - просто нервный срыв. Если бы мир общаги был более человечным, этого срыва не было бы. Отличник не победитель и не побеждённый, он - погибший в середине войны.

28.08.2007 Елена

Уважаемый Алексей,
Несказанно обрадовалась, обнаружив возможность написать вам лично.
По роду трудовой деятельности я связана с кнгами – мне приходится составлять русскоязычные коллекции общественных и университетских библиотек в Америке, а так же «заполнять» полки и веб-сайт одного книжного магазина здесь же. Так же я часто езжу на конференции славистов по всей стране (тут все: от литературоведов, библиотекарей, писателей, переводчиков и до преподавателей всего, что с этим связано). Скажу честно, это очень увлекательно и постоянно стимулирует интеллектуальное развитие. Сюда не добирается российский мегаполисный пиар и поэтому восприятие потребителя не замутнено рекламой и пропагандой. Новые имена иногда находятся не сразу, если только не заниматься этим поиском непосредственно.
(Что-то долго вступаю, извините.)
У меня к вам есть вопрос. Меня очень часто српашивают о книгах, писателях и просят дать рекоммендации. Один из частых вопросов – это вопрос о последовательности прочтения книг автора. На мой взгляд, первая определяет плавное и успешное «вхождение в мир» писателя. Об этом очень интересно разворачивать дебаты с любителями и ценителями литературы.
Так вот, хорошая новость: ваши книги пользуются тут большой популярностью. В стране где «ничего личного, всего лишь бизнес» есть много интеллегентных русскоговорящих людей, которые с удовольствием читают Алексея Иванова. Меня спрашивают с чего нужно начинать вас читать и у меня есть своя теория и ответ.
Хотелось бы, чтобы вы сами определили эту последовательность, чтобы я могла заручитсья вашей авторитетной поддержкой в будущем.
И напоследок, хочется сказать вам огромное спасибо за все, что вы делаете. Тема вашего творчества лично мне очень близка. Буду с нетерпением ждать ваших новых книг.
Всех благ и больших успехов!
С уважением,
Елена.

ответ

Уважаемая Елена!
Простите, что так долго не отвечал.
Рад, что мои книги перелетели через океан.
А последовательность я мог бы назвать такую...
Для любителей исторического жанра: "Золото бунта" - "Мессидж: Чусовая" - "Сердце пармы".
Для любителей современного романа: "Географ глобус пропил" - "Блуда и МУДО" - "Общага-на-Крови".

25.08.2007 Ласточка

Здравствуйте, Алексей Викторович!
Читаю книгу современного автора - Андрей Плеханов, "Царь муравьев" - и...нахожу там фамильон.Главный герой, хирург в возрасте 36 лет, говорит о себе: "Не подумайте, что я развратник и ловелас. (...)Просто я так устроен. Не вижу в этом ничего плохого: я не покупаю любовь, всего лишь доставляю удовольствие милой девушке, и получаю при этом удовольствие сам, и беру при этом на себя определенные обязательства по обеспечению девушки всем минимально неоходимым, да что там минимально, совсем не минимально...Проще говоря, было у меня в то время несколько постоянных подружек".
Фамильон, конечно, "подкрался незаметно" - но это реальность. Как вы думаете - насколько отказ от традиционной семьи опасен для самих фамильонщиков, для общества?

ответ

Дорогая Ласточка!
Я нигде не говорил, что фамильон вытесняет семью. Я говорил, что вместо семьи появляются фамильоны. Наверное, это прозвучало в смысле "вытесняет". Мне же представляется, что мир усложняется, и параллельно существуют и традиционные семьи, и фамильоны, и гаремы (мужские и женские), и однополые семьи и т.д. Оценивать надо "по совокупности", и один фамильон (как тип микросоциума) в мире мало что меняет. Я хорошо порассуждал по этому поводу в интервью писательнице Юлии Беломлинской; как только это интервью выйдет (если я узнаю об этом), я помещу его на сайт. А сейчас не буду впопыхах восстанавливать в памяти то, что сказал тогда.

20.08.2007 Владимир

Здравствуйте, Алексей!
Огромное спасибо за ваши книги.
Отдельно хочу сказать спасибо за ваши "школьные" романы - "Географа" и "Блуду". Сам я семь лет проработал учителем в пермской системе образования. Мой вопрос касается названия города Ковязин. Насколько случайно возникло такое название? Есть ли этом названии аллюзии на реальных людей?

ответ

Уважаемый Владимир!
Спасибо.
А в названии Ковязин никаких аллюзий нет. Я придумал его по аналогии с названиями Калязин и Алексин, отчасти взял Вязники, под которыми жила моя бабушка, вот и всё.

20.08.2007 Терёшечка Морковкин

Здравствуйте, Алексей.
Узнали (с женой) о Вашем творчестве из передачи "Культурный шок" на "Эхе Москвы". Буквально неделю назад. Нашёл в сети "Общагу...", речь шла именно о ней, скачал, прочли. Нахлобучило. Впервые у близкого мне по возрасту пишущего современника нашёл такой честный, сильный разговор о честности, подлости, поиске оправдания своей жизни без всякой вычурности, ложной жертвенности, пророческого пафоса, диких аллюзий и т.д. Вторым стал "Географ". Жмём Служкину руку )
Алексей, ещё "Земля - Сортировочная" не читали, но очень интересна история возникновения названия. И как Вы относитесь к тому, что Ваши книги тоже можно беспрепятственно скачать из сети?
Спасибо.

ответ

Уважаемый Терёшечка!
Спасибо за интерес к моим книгам.
Я не знаю, как относиться к возможности скачивания моих текстов из сети. С одной стороны, это убыток издательству, и это нехорошо. С другой стороны, это доступность текста, и это, наоборот, хорошо, - книжки-то дорогие. Ну, вот так и живу, не определившись.
А по поводу названия "Земли-сортировочной"... Это же повесть-пародия. Пародия на книгу А.Мирера "Главный полдень" (или "Дом скитальца" - уже не помню, что там часть чего). Заодно там есть отсылки и к Стругацким, и к Булычёву, и к Крапивину, и ещё к кому-то... А само название - пародия на "Москву - Кассиопею". Хотя "пародия" - не тот термин. Скорее, травестирование.

18.08.2007 Alex Boucher

Здравствуйте, Алексей.
Моржов всегда носит при себе виагру, а носит ли он презервативы? Вопрос не в контексте важности безопасного секса, а в том, что через его, Моржова, отношение к их использованию (с кем-то - да и без вариантов, с кем-то - нет, другая степень доверия, интимности и т.д. и т.п.), можно было бы дополнительно реализовать его персонаж. Вот как, например, Моржов проскакивает через этот, почти всегда неудобный и часто смешной момент извлекания пакетика, открывания и напяливания изделия? Явно, что в тексте действие несколько провиснет, потеряв ритм (равно, как и в реальной жизни!). Что еще? Постоянная эмоциональная готовность Моржова к сексу физиологически подстрахована виагрой, а насколько он заботится о том, чтобы быть просто технически готовым, то есть , элементарная гигиена? Не хотелось бы думать, что отправляясь на встречу с девушкой, и ТОЧНО зная, ЧТО произойдет, Моржов не выполняет элементарных гигиенических процедур...Слушайте, а не пахнет ли от Моржова потом, чем, к сожалению, грешат многие ботаники (гопников и других деклассе не считая), каковым, во многом, и является Моржов?
Дальше абсолютно, тотально о другом. В Message, позволю сделать маленькую поправку: на Гумешках уже года три, как работает предприятие по подземному выщелачиванию меди (и золота, но об этом владельцы предпочитают помалкивать), то есть вся поверхность месторождения разбурена по определенной сети, в скважины накачивается раствор, который выщелачивает, растворяет медь, оставшуюся в породе, затем этот раствор выкачивают, подвергают электролизу и извлекают медь. И еще один маленький комментарий - платиновые прииски в бассейне Чусовой начали действовать с 1824 года. Это - так называемая платина Соловьевой горы, россыпи рек Мартьян, Шайтанка, Висим, Сисим, Межевая Утка - все в бассейне Чусовой. Считается, что за все время было добыто около 160 тонн платины, с учетом разворованной. Первая драга появилась именно там в 1904 году, а потом уже появились драги на Исовских приисках (около 300 тонн исторической добычи) и в Кытлыме (ок 50 тонн) - тоже, кстати, в бассейне Чусовой - реки Тылай, Малая Косьва, Косьва. На Лобве тоже добывали и активно, но это уже бассейн Оби. Дело в том, что я связан с добычей платины по работе, предприятие имеет лицензию на поиски и разведку россыпной платины как раз в районе Тылая-Косьвы, но еще до получения лицензии мы собрали весьма занимательные материалы по исторической добыче платины на Урале.
Кстати, в процессе подготовки Вашего медийного проекта можете заглянуть и к нам, вдруг что-нибудь окажется полезным именно в отношении исторических данных о добыче платины, а в Свердловске Вы часто бываете, я так понимаю (и электронный адрес у Вас есть).
С уважением,
Алексей.

ответ

Здравстсвуйте, Алексей.
Вопрос о ПЗС и вообще о гигиене - вне романа, как вне "Графа Монте-Кристо" проблемы туалета в замке Иф. "Блуда" - это не пособие "Как соблазнить женщину в пионерском лагере" (цитирую "Комсомольскую правду"). Помнится, Набоков злобно отмахивался от читателей, которые могли расценить "Лолиту" как "Любовные похождения Кулебякина"...
... Тут мне хочется сделать отступление, обращённое уже не персонально к вам, а "в белый свет, как в копеечку". То есть, побрюзжать.
Мне не нравится, когда Моржова оценивают как "ботаника". Это пошло от рецензии К.Нистратовой "Продвинутый ботаник". Во-первых, термин "ботаник" - это пиксель. (В таком случае, "во-вторых" уже не важно. "Мы проиграли войну потому, что, во-первых, не было пороха..." Но я продолжу.) Во-вторых, сложно расценить как "ботаника" человека, который социально и витально активен, волочится за каждой юбкой, не прочь выпить и подраться, который ничего не боится, матерится играючи, к тому же богатый и наглый. Ну не "ботаник" это, хоть тресни.
"Ботаник" не может быть "продвинутым", это оксюморон вроде "квадратного круга".
Расценить Моржова как "ботаника" - это изначальная системная ошибка, проистекающая из того, что Моржова считают Служкиным-2. То есть, ищут причинно-следственную связь там, где её нет. Если "Географ" и присутствует в "Блуде", то в виде мальчика Гершензона с его поговорочками, а никак уж не в виде Моржова, Щёкина и Костёрыча. Изначальная ошибка отождествления Моржова и Служкина ведёт к катастрофическому непониманию текста. И отзыв "Продвинутый ботаник" - образцовый пример пролетания мимо кассы, хотя отзыв и "положительный".
Поясняю по рецензии. В придорожном кафе не было никакой "истерики с перестрелкой" - был пьяный кураж (и какая "перестрелка", если стрелял один Моржов?). И никто бы не отметелил человека, который лупит из шпалера направо и налево, пусть и не на поражение. Месть Моржова не "глупая" и не "судорожная", а умная, просчитанная и точная - именно так, как возможно, и тому, кому нужно. В истории Моржова нет никакого альтруизма, капитуляции, отчаянья и неудачи - Моржов победил везде. Просто в этом пиксельном мире победа ему не нужна, вот он и уходит.
Видимо, "Блуда" оказалась самой непонятной из моих книг, хотя в ней-то я всё написал открытым текстом и даже зааббревиатурил основные постулаты. А Моржов стал "кубиком Рубика" - для критиков всё очень просто, всё собирается геометрически-правильно, только вот цвета у них встают не туда, куда надо.
Ну, а теперь про Чусовую.
Я уже раздобыл материал об открытии платины в 1824 году на Межевой Утке - и даже сопоставил (запараллелил) появление первого прииска в районе Черноисточинска с появлением первого платинового прииска (Крестовоздвиженского) в Промыслах на Койве. Жаль, что этот материал я обнаружил только после выхода книги из печати. Буду надеяться, что в следующем издании эти досадные лакуны окажутся заполнены. А вам спасибо за материал - и за неравнодушие. Если у вас появятся ещё какие-то мысли или материалы - пишите мне, буду очень благодарен.
Ваш Алексей Иванов

16.08.2007 Татьяна

Здравствуйте, Алексей.
Была приятно удивлена, увидев столько Ваших ответов... Сначала даже заходить в эту рубрику не хотела - "да вряд ли он отвечает... занятой... писатель и т.д."
Но это не так. И спасибо Вам.
Мой вопрос... Да это скорее не вопрос... Обратная связь от читателя... Публиковать письмо или нет - решать Вам, но мнение Ваше мне увидеть хотелось бы.
Прочитала "Географа...", "Сердце Пармы" и "Золото бунта".
После первой - светлая печаль... Примерно такая, как после просмотра выпускного школьного фотоальбома.
После второй... Даже сказать не могу, что... Меня как будто вывернули наизнанку... Я уже неделю не могу успокоиться. Вы писали исторически-эпическое произведение (в интервью так упоминается), но оно перетряхивает человека капитально! Это всё равно, что очутиться в чужой шкуре - о-о-о, сколько впечатлений, но ТАК НЕКОМФОРТНО...
Образ горящей Тиче - Зарини - ...просто стоит перед глазами. До такой степени, что найдя информацию о съёмках фильма по "Сердцу Пармы", возникла идея фикс сыграть её...) Пишу, и сама смеюсь - 27-летняя замужняя девушка с ребёнком... Без актёрского образования...
Вообще-то, если честно, читалось поначалу тяжело. Ну да об этом здесь уже написано - язык, сквозь который продираешься... Как пропуск. Для своих читателей. И по ходу книги приходилось себя постоянно осаживать: эй, тихо-тихо, это же всего лишь книга... Сколько раз я хотела её бросить об стену. Всегда что-то удерживало. Понятно, что это резонанс будоражил. Если бы меня не волновали вещи, о которых Вы пишете, - и желания такого не возникало бы. Но ТАК СИЛЬНО ЗАДЕТЬ... Не знаю, льстит Вам это или пугает. Но я пересматривала всю свою жизнь... А книга, как точка поворота... Камень на развилке... Споткнулась о него и больно, больно ударилась...
Ну, а после третьей - честно говоря, жить не хотелось... Наверное, я как-то неправильно читаю... Пропускаю через себя. Муж мой в восторге от Ваших книг, с его подачи и начала читать... Но он через себя не пропускает. На мой вопрос - почему? - он мне так же ответил: зачем? Отдельно по поводу отношения к женщинам в те времена... Это меня просто придавило... Нашла у девушки Яны один-единственный вопрос о количестве изнасилований в романе. После этих сцен книгу мне хотелось бросить уже прямо в автора... Вы уж извините - неуправляемое подсознательное... Точнее, управляемое - не бросила же. После прочтения мы спорили с мужем, и я орала на весь дом - "на хрена мне такой реализм, ЗАЧЕМ это показывать!!! Женщина там как скот, сразу видно - мужик писал..." Муж отвечал, что в те времена все были как скот, я возражала, что у этого скота был свой личный скот - женщины и дети... Не у всех, конечно, персонажей. У многих из "Золота..." и "Сердца..."
Я ни в коем случае не умаляю остальных срезов повествований - природного, исторического, географического, этнографического и т.д.... О них уже очень много написано, и написано людьми разбирающимися. Я же попыталась написать о том, что меня тронуло, о том банальном, что никто (вроде бы) ещё Вам не писал...
Интересно, а Вы подвергались когда-нибудь такому сильному влиянию книги?
Ну, и, наверное, по всем правилам - итог. Читать Вас больше не буду. Пока. Объясню почему. Считаю Вас очень.хорошим.писателем. Слишком. И именно поэтому читать не буду - не могу абстрагироваться от Ваших персонажей, описаний, ландшафтов и т.д. От Ваших книг. А у меня ребёнок и муж. Мне нельзя быть неадекватной...
Удачи Вам. Успехов на своем поприще.
И счастья. Простого, человеческого. С банальным хеппи-эндом.

ответ

Уважаемая Татьяна - даже дорогая.
Спасибо за столь необычное послание. Я всё же решил истолковать его себе как комплимент: мол (глаза скромно опущены) слишком сильно пишу... Молодца!
Я вполне успешный и счастливый человек, но с хеппи-эндом хотел бы обождать. "Лучше, конечно, помучиться," - как говорил товарищ Сухов.
Про женщин в старину ваш супруг сказал правильно. Я уже советовал желающим прочитать очерк Мамина-Сибиряка "В камнях"; "Золото бунта" в сравнении с ним детская сказочка. Вспомните слова Некрасова об ужасе участи русской женщины: быть рабой, женой раба и матерью детей раба... Не все мужики, конечно, были рабами, но участь бабы почти всегда была рабской - или близкой к этому.
По-моему, ваш супруг относится к книгам правильно. Не придаёт им бОльшего значения, чем требует здравый смысл. Книга - при всём уважении к ней - есть книга, а вот Книга с прописной буквы (то есть, исключение) - для нас одна. Я имею в виду Библию. И её достаточно, чтобы строить или поверять жизнь. Всё остальное - "на верхосытку".
Но тем не менее я очень не советую вам читать у меня "Общагу" и "Блуду". Правда, не советую. Это не кокетство. После своего письма я вставлю разговор из блога журнала "Афиша", и вы сами убедитесь. Книги, к сожалению, не рюмки, которые "первая колом, вторая соколом, прочие мелкими пташечками".
С искренней признательностью - Алексей Иванов.

Лев Данилкин:
В ЧЁМ БЛУДА?
Любопытный феномен: алексей-ивановский роман «Блуда и МУДО» — который вышел совсем недавно, в конце мая, который принадлежит к всегда востребованному жанру «романа про современную русскую жизнь», в котором несомненно чувствуется Zeitgeist, который увлекателен и остроумен, который написан очень простым, доступным языком, и который, было множество оснований полагать, станет большим литературным событием и долгоиграющим хитом — к настоящему времени не фигурирует в списках бестселлеров «Книжного обозрения» (что там фигурирует, это другая тема).
И ладно бы только списки бестселлеров. Последнему ивановскому роману вообще феноменально не везёт. Он, похоже, пролетел мимо основных премиальных списков. У него очень кислая критика; люди, которым платят за эту работу деньги, в лучшем случае листают роман с кривыми усмешками — прелестно, прелестно, но и только.
Оказывается, большинство этих людей в большей или меньшей степени страдают от аллергии на «эротику» — ну или, по крайней мере, на Иванова как автора романа с сюжетом, выстроенным на эротических перипетиях; такой Иванов кажется слишком «вульгарным». Всех, видите ли, раздражает «вторичность» — Иванов «слишком» цитирует Пелевина, Гоголя, Ильфа и Петрова и особенно — и совсем уж непозволительно — самого себя. Практически никто не хочет принимать роман — и ивановскую социальную философию — всерьёз. Всех раздражают аббревиатуры — бессмысленные и неостроумные, если верить отзывам, а также вся та «псевдофилософская» система, которую они координируют.
Осиновый кол в гроб с «Блудой» вбил недавно критик Немзер: «Ну а если имеешь дело с чем-нибудь вроде… хамского и бессмысленного романа распиаренного Алексея Иванова, название которого мне и повторить противно, то лучше увести разговор в сторону». «Хамский и бессмысленный» - ни больше, ни меньше.
Но и это ещё не всё. Разумеется, это всего лишь субъективное наблюдение, социологическая ценность которого ничтожна, — но у романа гораздо меньше, чем у первых трёх, пламенных поклонников. В лучшем случае прочитавшие удовлетворенно хмыкают — но не более того; никаких восторгов.
Не похоже, что город Ковязин, с такой любовью придуманный и так тщательно выписанный Ивановым, станет «нарицательным» городом — как Глупов, Скотопригоньевск или Черноморск. Не похоже, что Милена, Розка и Сонечка войдут в пантеон женских образов русской литературы. Не похоже даже, что в русском языке закрепится замечательное слово «фамильон».
Что всё это значит, спрашивается?
Ну да, для серьёзного романа в «Блуде» слишком много шуток. Ну да, для иронической фантасмагории Иванов слишком умничает. Ну да, все сюжетные ходы — и романные модели, которые легко считываются, но неизменно в какой-то момент оказываются ложными — непрогнозируемы. Ну да, странный финал. Ну да, странный перескок из «краеведов» в «порнографы».
Всё это существенно, но явно есть нечто большее, какой-то более сильный раздражитель.
По некоторому размышлению можно прийти к выводу, что, по-видимому, Иванов задел какой-то важный нерв, произнёс нечто такое, о чём говорить не принято.
По сути, Иванов придумал свой «средний класс» — вкладывающий деньги и не исключительно в личное потребление, и не в расширение собственного бизнеса, — а в выстраивание альтернативной, по отношению к традиционно существующей, общественной системы, каковой, по сути, является фамильон (патронирование лидером группы конкретных людей, не обязательно являющихся родственниками, но организованных по модели семьи). Он и не «государственник», и не «либерал».
Этика Моржова не вписывается ни в православную общинную, ни в протестантскую, строящуюся на индивидуальной ответственности. Моржов/Иванов учредили гибридную — трудно усваиваемую в силу её революционности — модель.
Этот фамильон — и фигура Моржова — и вызывают, по-видимому, неосознанное раздражение читателя.
Асоциальный Моржов — неадекватно распоряжающийся деньгами, оружием, алкоголем, информацией, тестостероном, талантом — постоянно поступает не так, как следует, наперекор очевидности. Моржов — при внешней одномерности — достаточно сложная модель для того, чтобы идентифицироваться себя с ним: он и не неудачник (как Служкин из «Географа»), и не человек успеха (как менеджер из «Духлесса»); такая сложная, неадекватная, непрогнозируемая в социальном плане фигура неосознанно раздражает читателя. По-видимому, этот постоянный эффект обманутого ожидания раздражает читателя, вызывает усталость; он отчуждается от романа — хамского! бессмысленного! — и перестаёт доверять автору — какому? правильно: рас-пи-а-рен-но-му.
Это всего лишь предположение.
Внимание, вопрос.
Почему «Блуда и МУДО» не воспринимается как важное событие, а то и вызывает отторжение?
Заслуживает Иванов того остракизма, которому его подвергли за этот роман?
Социальная философия, которую развивает Иванов в своём романе о современной России — белиберда или, наоборот, вызывает болезненное ощущение именно в силу своей точности?
Иванову («краеведу», «фантасту», «певцу потерянного поколения») правда не следовало соваться в диагносты общественного состояния? Иванов в самом деле не произнёс в этом романе ничего такого, чего бы мы не знали о самих себе?
Иванов взялся за самую тяжёлую писательскую работу — остросовременный социальный роман — и не справился?
В том, что успех романа более чем относителен, виноват сам Иванов, некомпетентная критика или неспособность читателей оценить работу, сделанную писателем?

Александр Гаврилов:
Ну смотри: я, конечно, в этом смысле плохой эксперт - по множеству причин. Но какие-то мысли у меня в голове есть про это.
Я давно думаю, что в России невозможны ни журналистские расследования (про то и писал, и говорил много), ни реализм в тургеневско-толстовской традиции. По одной и той же причине: невозможно глядеть на действительность, если она не обращена в карикатуру (см. «Духлесс») или рождественскую картинку («Географ», каким он стал из-за долгого выдерживания в столе).
«Блуда» слишком «лицом к лицу», слишком узнаваемая, слишком «как за окном». Я и сам немного морщусь от крепкого спёртого духа подлинности.
Ну и, кроме того, когда писатель создает такую штуку, как «Золото» или «Сердце», он как бы демонстрирует такой непрерывный «тройной тулуп» - и довольно легко его оценивать. А понять, как именно Иванов крутит того отчаянного мёбиуса, в которого сворачивается «Блуда», мне кажется, просто не всякий читатель и вовсе не сразу готов в голову принять.
Нет?

Bear_bull:
В каком-то книжном мне чуть не впихнули данный опус совместно с бесплатным подарком - пачкой презервативов...

Grdym:
Для широкой массы название новой книги действительно совсем не подходит. Это один минус в глазах «критиков».
Потом, опять же, боюсь, что из-за названия книжные магазины не спешат вовсю заявить о новой книге Иванова, «автора “Сердца Пармы” и “Золота бунта”». И читатели покупают книгу автора вышеперечисленных книг, а получают что-то совсем другое, что-то, чего они никак не ожидали. Как известно, неоправданные ожидания могут испортить впечатление даже от гениального произведения.
Ну, и лично для меня стало некоторым недостатком поведение главного героя, который, будучи «положительным», ведёт себя как быдло вокруг, а местами даже хуже. То есть, моментальный снимок эпохи удался на славу, но от такой эпохи хочется отрешиться, а не прильнуть к ней, восхваляя удавшийся ракурс…
Книга очень хороша, хоть и не без недостатков, но если смотреть на неё непредвзято, то название сначала смущает «публику», а потом содержание относительно «предыдущих серий». Лично я получил огромное удовольствие от прочтения романа и ещё раз убедился, что в России не перевелись ещё хорошие писатели, но когда мою рецензию на книгу прочитала подруга, она сказала, что не хочет читать эту книгу, потому что ей не нравится то, о чём она. При этом «нового» Льосу она читать хочет, хотя «Похвальное слово мачехе» намного более неоднозначно.

Светлана:
Мне кажется, люди вообще не любят анализировать то время, в которое живут. Это слишком страшно и тяжело.

15.08.2007 Сергей

Здравствуйте, уважаемый Алексей Викторович! Запоем прочитал "Блуду и Мудо" и сразу вслед "Географ глобус пропил", только что проглотил последнюю страницу и кинулся в инернет найти автора и выразить восхищение! Ничего подобного не читал. Такое впечатление сильное оставляли только довлатовские "Зона" и "Заповедник". Простите за сумбурный тон письма, но просто распирает, ей-Богу! 12 лет между написанием этих Ваших книг (другие еще не читал, вообще узнал о Вашем творчестве недавно), а сила воздействия в обоих случаях потрясающая! Рад был узнать, что есть такие люди, как Служкин и Моржов, пусть и не рядом с нами, а в вымышленных Ковязиных и полуреальных Речниках, что есть Вы, который познакомил нас с ними и заставил поверить в абсолютную достоверность сюжета, несмотря на все допущения и даже невероятность некоторых ситуаций. Спасибо Вам за замечательные книги, я в предвкушении настоящего удовольствия от новых, еще не прочитанных Ваших произведений, а теперь, собственно, вопрос: неужели Вы навсегда простились с Виктором Служкиным, с Машей, с отцами? Пиксельное сознание требует если не хеппи энда в этой истории, то хотя бы удостаивания вниманием. 12 лет все-таки срок, извиняющий многое, даже сиквел про лав-стори по-Ивановски. Ну не должна же у Человека (Служкина) щемить душа ВСЮ ЖИЗНЬ, должна же когда-то кончиться пустыня одиночества, ведь он почти нашел Человека, так дайте им снова встретиться, и, поверьте, Вас не осудят за измену стилю и жанру и убеждениям, потому что Вы сможете так же пронзитнльно, ярко и талантливо вписать этих людей и в нынешние реалии, как сумели тогда. А если без пикселей, то просто хочется наслаждаться Вашей образной речью, юмором и искренностью любимых персонажей снова и снова. Итак, формулирую: будет ли когда-нибудь написано продолжение Географа? (Про Моржова спрошу то же самое лет через 12)

ответ

Уважаемый Сергей!
Спасибо за такие хорошие слова. Но сиквела не будет.
Я не имею ничего против сиквелов, но в данном случае - это только удвоение, и не более. Может быть, Служкин выправится социально (и даже семейно), но экзистенциально - нет. "Пустыня одиночества" не кончается никогда, это вещь имманентная. Зачастую заложенная в человека, как генотип. Я так думаю. И с подобной позиции рассказывать историю о "выходе из пустыни" - фальшь. А повествовать о дальнейших странствиях в этой пустыне - повторение пройденного (по пустыням, как завещал Моисей, мы ходим кругами, а не напрямик, и цель хождения - не выход, а смерть). Переводя смысл этого пассажа в плоскость быта, повторюсь и сам: "Географом" я сказал всё, что можно было сказать о Викторе Служкине. Аминь.
А вот Борис Моржов... Пока и сам не знаю. Но ведь вы обещали мне фору в 12 лет.

13.08.2007 Иван Зыков

Был очень разочарован несоответствием названия, описания книги "Общага-на-крови" и ее содержимого. Считаю это просто обманом. Алексей, верните мне потраченные 200 рублей, а я верну вам книгу!

ответ

Иван, ценю ваше остроумие. Ровно в 200 рублей.

12.08.2007 Юкка

"И мне почему-то кажется, что Толстого и Достоевского массовый западный читатель (точнее, зритель) знает по сериалам - а-ля наш "Идиот". "

Алексей Викторович! Вы ж сами недавно по TV рассказывали о культуре элитарной и массовой.
Так сейчас о какой говорите?
А чтобы не казалось, может лучше съездить и пожить в той среде?
А то у нас в первую очередь готовы осуждать то, о чём имеют довольно таки смутное представление.
Огромная масса народа в начале прошлого века выехала в западный мир, причём сами знаете яркие представители культурного слоя населения.
И я им благодарна, что они не только сохранили русскую культуру, но и заставили и западный мир относиться с уважением.
Вы знаете, что в Голливуде до сих пор есть школа Станиславского?
И многие звёзды чтут за честь обучаться по этой системе.
А переводить книги на английский не всегда обязательно, я была за рубежом, там продают и книги и журналы русские,везде ж есть люди, понимающие русский, хотя бы те же эмигранты.
Скоро вот поеду опять, может уже увижу там книги А.Иванова?
Всё возможно.

ответ

Юкка, без комментариев.

11.08.2007 Ласточка

Представляете, случайно попалась в газете статья - интервью с актрисой из Германии Грушенькой Стивенс. Естественно, первый вопрос к ней - откуда у нее такое имя. Она совсем не потомок первых эмигрантов. Ее родители (она 1971 года рождения) назвали в честь героини романа Достоевского, а Толстой и Достоевский - их любимые писатели. Ну я слышала конечно, что западный мир очень ценит Достоевского, но что вот до такой степени, чтобы называть детей именами героев, - меня конечно очень удивило. И вообще меня удивляет это вроде бы противоречие, и я не понимаю, может вы поможете разобраться - почему западный мир (в первую очередь, в Америке и развитых странах Европы), где процветает тот самый культ личного успеха, где правят деньги и в ценность возводится потребление, любит Толстого и Достоевского, возможно даже больше, чем мы. Из-за той самой дистанции, что "лицом к лицу лица не увидать"? Или соприкосновение с творчеством наших великих соотечественников позволяет сохранять им какой-то необходимый баланс и в конечном итоге выживать? Или почему?
Я, кстати, давно уже жду, когда ваши книги переведут на английский - хочется узнать как англоязычная публика воспримет ваше творчество. Еще не перевели?

ответ

Уважаемая Ласточка!
На английский мои книги ещё не перевели, не переводят и не собираются. Если даже и соберутся, то переводить будут долго, а о реакции англоязычных читателей я, скорее всего, не узнаю никогда.
А вот случай вы привели очень интересный и показательный. Знаете, мне кажется, что называть своего ребёнка непонятным (немцам) именем героини "инокультурного" романа - не свидетельство высокой культуры родителей. И мне почему-то кажется, что Толстого и Достоевского массовый западный читатель (точнее, зритель) знает по сериалам - а-ля наш "Идиот". Для них герои Толстого и Достоевского - как для наших мамаш Изаура и Марианна (именами которых тоже называли детей). Просто западный продюсер понимает, что взять за основу сериала (или фильма) классический роман - беспроигрышный ход. Вот наша классика и выходит в западную массовую культуру. Понимания сути романов нет, а имена героев - на слуху, коллизия - на глазах. Так что Грушенька Стивенс - свидетельство профанации нашей культуры в западном мире, а не свидетельство широкого признания и глубокого проникновения.
Может, я и не прав.
А вообще, уважение западного интеллектуала к Толстому и Достоевскому примерно такое же, как уважение отечественного интеллектуала. С той лишь разницей, что для западного человека Т. и Д. являются квинтэссенцией "русскости", так сказать, всей нацией в одном (двух) флаконах. Изнутри мы понимаем, что это не так. Им же кажется подобное вполне достаточным. В общем, Т. и Д. для Запада не только классика, но и "окно в Россию", а потому их место в их культуре значительнее, чем у нас в нашей.

страница: 20 из 210

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram