Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



15.02.2008 Гончарова Анна

Уважаемый Алексей,хочу сказать Вам большое спасибо за "Сердце Пармы"!Впервые прочитала этот роман в прошлом году,очень понравился,стал для меня книгой лета.Хочу спросить,не собираетесь ли Вы в ближайшее время в Москву,устроить встречу с читателями?Заранее спасибо!

ответ

Уважаемая Анна.
Рад, что вам понравилось "Сердце пармы".
Сейчас я плотно занимаюсь большим телефильмом с Л.Парфёновым. Приближается весна - начало съёмочного сезона. Так что до осени я в Москве не появлюсь. А про осень мне сказать что-либо пока очень сложно.
Обычно о предстоящих моих встречах (если я сам точно знаю место и время) сообщается на этом сайте в разделе "Новости".

14.02.2008 Дмитрий

Здравствуйте Алексей!
Скажите пожалуйста когда мы сможем почитать ваше новое произведение. Если вообще конечно оно будет ))). И если можно небольшой рекламный анонс. Заранее спасибо.

ответ

Уважаемый Дмитрий.
Пока что я занимаюсь теле- и кинопроектами, и хотел бы заниматься ими в ближайшие пару лет. Поэтому никакого нового произведения в скором времени не будет.

14.02.2008 Ласточка

Здравствуйте, Алексей Викторович!
С удивлением прочитала, что вас не любят в Чердыни. Казалось бы - вы на весь мир прославили этот медвежий уголок и весь мир смотрит на Чердынь и восхищается этим местом, а автору от местных жителей - чуть ли не бойкот. Вы пишете, что это потому что Чердыни хочется быть "белой и пушистой". А я сама лично столкнулась с чем-то похожим и хочу вам рассказать. На этот новый год мы ездили в Юрино - в замок Шереметевых. Я просто офигела от увиденного. Замок - под стать питерскому эрмитажу, усадьба - под стать знаменитым питерским пригородным Павловску и Петродворцу, сам поселок - видно следы крупного промышленного центра конца 19 века, храм - украсил бы столичный город. И все это в совершенной глуши, в марийских лесах фактически - где Ветлуга впадает в Волгу. Ныне - это поселок несколько тысяч жителей, пенсионеры,бюджетники, дети и безработные,ни одного работающего предприятия, кроме двух лесопилок и те частные. Краеведением, историей в этом поселке занимался один мужчина (не помню фамилию), он опрашивал старожилов, собрал большой материал, умер в возрасте около 60 лет - и его дело продолжила жена. И жена его издала все-таки книгу про Юрино. Больше книг про Юрино нет. Есть какой-то дорогущий иллюстрированный альбом, якобы про юринский замок, а на самом деле - про историю рода Шереметевых. Обе эти книги продаются в гостинице замка. Так вот. Администраторы просто отговаривают туристов покупать книгу про Юрино, написанную этой женщиной. Так и говорят - "Не покупайте". А про автора говорят - "ходит по поселку, свои книги распространяет". У меня сложилось впечатление, что жители живут без истории вообще и история им не нужна и даже раздражает. Потому что в свете истории очень неприглядно все вокруг и сами они выглядят. А сам Шереметевский замок - стоит себе полтора века уже и "как свет во тьме светит".
А в вашей базе данных есть что-нибудь про этот замок? Говорят, что он так спрятан в лесах, что даже Мельников-Печерский и Короленко, путешествуя по Ветлуге, обошли его стороной.

ответ

Дорогая Ласточка!
Я ничего никогда не слышал про этот замок. Хотя никогда и не занимался плотно Шереметевыми или Ветлугой.
А ситуация - типичная, и не только для провинции. Если можно, я буду апеллировать к терминам из "Блуды". Работники замка-музея сели на "ресурс" и не подпускают к нему чужаков. Хотя чужаки и конкуренции-то не составляют, работают параллельно (или даже в том же фарватере). Но они "нелегитимны", потому что не имеют санкции на свою любовь, а санкцию дают владельцы "ресурса".
И ещё. Мне кажется, что вы смешиваете в общую кучу "обладателей ресурса" и местных жителей. Насколько я убедился по своему опыту, - и не только чердынскому, разумеется, - местным жителям по большому счёту начихать на историю своего селения. Они довольствуются несколькими мифами, порой совершенно абсурдными. Это странная русская особенность - не уважать самих себя. И в то же время считать себя выше всего - не только выше чужаков, столичных жителей и иностранцев, но и выше реального знания своей истории.

12.02.2008 Кирилл Дегтярёв

Алексей, спасибо Вам за ответ. В свою очередь, в основном с Вами согласен. Но есть вопрос по этому поводу: "...но вот провинциалу быть снобом негде". Житель Перми не может быть снобом в Чердыни (Кунгуре, Соликамске, Кудымкаре)?
И, заодно уж спрошу. Вы говорили в Ваших интервью, что Вас не любят в Чердыни. За что? Вроде Вы её никак не унизили, напротив - городом-героем нарисовали. Или позволили какую-то вольность с историческими фактами? В общем, если не секрет, где у Вас идейные (или ещё какие-то) разногласия с чердынцами? А, если секрет, естественно, не отвечайте (и даже это письмо не публикуйте), нет проблем.

ответ

Уважаемый Кирилл.
Сначала по поводу снобизма. Конечно, житель Перми может быть снобом в Чердыни, Кунгуре или Кудымкаре - как любой подросток может быть самым сильным среди детишек в детском садике. Но это не интересно. И глупо. Пермяк не может быть настоящим снобом уже потому, что есть москвич. Выше москвича не прыгнешь. А в снобизме важно быть абсолютной величиной. Да дело и не в том, что надо обязательно где-то быть снобом. Про снобизм я сказал лишь для иллюстрации мысли.
А история с нелюбовью Чердыни старая и "отработанная", ныне мне неинтересная. Конечно, я не рассчитывал, что в Чердыни мне поставят конный бюст, но думал, что хотя бы пригласят поговорить (как приглашали в Чусовом) - пусть и нелицеприятно. Но не пригласили. Проигнорировали. Я знаю, почему.
Потому что Чердыни требуется быть белой и пушистой. Мол, здесь седобородые священники крестили кротких туземцев, и началось благорастворение воздухов. Кровь и непримиримость разных вер почему-то считаются дурным свойством истории, о котором говорить неприлично. Если неприлично - лучше и не говорить вовсе, а кто говорит - тот должен быть чем-то плох. Чем плох я - отыскалось легко, ведь я не раз компоновал противоречивые источники в непротиворечивую конструкцию. Однако, ещё легче оказалось укорить меня просто незнанием географии, потому что я осознанно, по собственному почину в художественных целях кое-где подкорректировал реальную топографию места. Например, Искорскую гору и гору Узкая Улочка "свёл" в одну гору. Или поставил острог и монастырь Чердыни на соседние горы, хотя в действительности между ними ещё один холм. Или погнал своих героев от одной деревни до другой не напрямую, а "с крюком" (то есть, якобы не удосужился даже посмотреть на карту). Ну, и так далее. Не знает Иванов географии - значит, не знает и истории. Придирки к географии - это компрометация романа в целом. А компрометация нужна для сохранения местного благочестивого мифа. Зачем нужен этот миф, если правда интереснее его, - я не знаю. Какое-то наследие советской традиции "обеления парадигмы". В СССР обеляли коммунистическую парадигму, сейчас - православную.
Не говоря уже о том, что я антиправославный писатель, потому что язычники в моём романе тоже умеют любить и чувствовать боль, а священники - живые люди, а не ходячие иконы.
Впрочем, у меня хорошие отношения с администрацией Чердыни и района. Там люди понимают, что роман - это ресурс для привлечения туристов (а шире - внимания общества). Так что всё нормально.

12.02.2008 Тимур

Уважаемый Алексей!
С огромным удовольствием прочитал "Сердце Пармы" - даже не прочитал, а проглотил за один день, не в силах оторваться :) Спасибо Вам большое. Прекрасно написанный роман, отличным русским языком и ислючительно интересно. Еще раз спасибо. Вопрос у меня по поводу одного эпизода, где Юмшан снимает скальп с поверженного Нифонта. Базируется ли этот эпизод на каких-то конкретных исторических данных, что скальпирование врага практиковалось у манси или каких-то других уральских народов, или же он был полностью выдуман? Очень интересно, так как до сих пор я думал, что скальпирование существовало только у американских индейцев. И еще: из каких соображений Вы включили этот эпизод в роман? Заранее спасибо!

ответ

Уважаемый Тимур!
И вам спасибо. За вопрос - отдельное. Меня давно интересовало (особенно в связи с каким-то болезненным отношением читателей к теме боевых лосей): а почему никто не спрашивает про скальпирование? Лично я бы спросил в первую очередь. Вот, спустя пять лет дождался вашего вопроса.
Да, скальпирование врага практиковалось у манси. Об этом я прочитал в книге "Легенды и были таёжного края", Новосибирск, издательство "Наука", 1989 год (научно-популярное издание Сибирского отделения АН СССР). Авторы - известные учёные И.Гемуев, А.Сагалаев, А.Соловьёв. Сибирские воины носили косы ("косатые богатыри") - не исключено, что для удобства скальпирования, как это было у индейцев.
Где-то - уже не помню, где, - я читал, что сибиряки ещё и курили особую траву - "сар". Курили до Колумба, который привёз в Европу табак.
Может быть, скальпирование и курение как-то связано с тем, что американские индейцы - выходцы из Сибири. Не знаю.
А вставил эпизод со скальпированием я именно для того, чтобы у людей возник интерес к этому вопросу - и, шире, к истории и к этносу.

11.02.2008 Наталья

Здравствуйте, Алексей!
Я студентка факультета русской филологии МГОУ. Готовясь к семинару по Вашему роману "Географ глобус пропил", совершенно случайно попала на это сайт. Стало любопытно, и решила спросить. Как вы сами определяете проблематику этого романа??? А также очень интересно откуда взялись такие названия глав??? И почему они так частотны???

ответ

Уважаемая Наталья.
... кажется, я ставлю рекорд по скорости ответа...
Мне сложно вот так взять и сказать, о чём "Географ". Просто о мире. О том, что жить хорошо. О том, что ничего не меняется. О том, что главное - внутри, а не снаружи. Нету в "Географе" никакой проблематики, если в понятии "проблематика" видеть слово "проблема".
А дальше я не понял. Что такого в названии глав, отчего возникает вопрос, откуда они взялись? Н-ну, просто вот так назвал, и всё. И кто частотен - названия или главы? И чего особенного там с частотностью?
Может быть, вы имеете в виду, что главы "В тени великой смерти" и "Оба берега реки" очень большие в сравнении с другими? Так это потому, что эти главы - отдельные вставные повести. ("Оба берега реки" как отдельная повесть даже печаталась (-лись?..) в журнале "Уральский следопыт", кажется, в 1997 году.) Все три повести (две вставные и основная) строятся на неком внутреннем барьере, который герой (Служкин) так и не научился перешагивать. Барьер - экзистенциальный. Чтобы эта мысль была ясна (хотя всё равно мало кто её увидел), я сделал именно такую структуру романа, а не "накрошил" эпизоды, ибо в "рассыпанном" виде они превратятся в плоские "флэш-бэки".
Наверное, ни шиша я вам не ответил. Прошу прощения.

07.02.2008 Кирилл Дегтярёв

Здравствуйте, Алексей!
Любопытно Ваше определение «московитства, которое не понимает, как это можно оставаться жить в Перми, когда есть возможность уехать в Москву». В таком случае бесспорными московитами являются именно те, кто в Москву уехал, так как у них оно осуществлено на практике.
Обратил внимание и на фразу в том самом вопросе Вам от Игоря Черкашина от 04.02.2008: «Вы не понимаете, что Москва - это люди из Нижнего Новгорода, Свердловска и Перми, у которых есть амбиции и которые работать умеют получше, чем те, кто остался? Просто наиболее активная часть населения страны?»
Полагаю, что за такой пассаж автор достоин получить по «кумполу» сразу с двух сторон: и от коренного москвича, и от коренного нижегородца (екатеринбуржца, пермяка), оставшегося в родном городе. Достали уже эти «активные».
И почему-то они уверены, что все вокруг должны делать им «четырёхкратное «ку!»» просто по факту их «умения работать». Независимо от того, есть ли кому-то польза от их работы, кроме них самих, и является ли это вообще умением работать, или просто-напросто умением устраиваться.
А «коренные» москвичи… иногда мне кажется, что они что-то вроде вогулов, коренного народа, оставшегося в меньшинстве на своей земле. Существование которого даже не очень признаётся, т.к. «Москва – город приезжих». «Амбициозных»,…(непечатно).
А не так давно я был на Алтае, и местные жители (прекрасные люди, не дежурный комплимент, а так и есть) в одном разговоре заговорили о московском снобизме и высокомерии. На что я ответил, признаюсь, не без некоторого раздражения, что больше всего эти качества характерны для тех, кто приехал в Москву лет 5-10 назад из, скажем, Барнаула. Они задумались, и мне показалось, что для них это было новым взглядом на вещи.
Извините за излишнюю эмоциональность и выступление не по теме, но не только мы «не понимаем, есть ли жизнь за МКАД», но и «живущие за МКАД» тоже кое-чего недопонимают. Вот, собственно, всё, что хотел сказать.

ответ

Уважаемый Кирилл.
Конечно, вы правы. Но все "приезжие москвичи" ассоциируются с коренными - не будешь ведь просить рассказать биографию. Недопонимание есть с обеих сторон - и с московской, и с провинциальной. Кстати, провинциальный снобизм куда более омерзителен, чем естественный и органичный московский. Наверное, как и вы, я не считаю, что уехать в Москву и добиться чего-либо - это подвиг ("хотя что-то героическое в этом есть"). Я очень уважаю Слаповского, Гуцко или Бушкова за то, что они не стали суетиться. За то, что они добились всего, не являясь на поклон. Объективно нет ничего дурного в переезде, но в условиях России оттенок "прогнутости" остаётся всегда (но не во всех сферах деятельности). Насчёт того, что в Москве - "самые умеющие работать", это бред. Там всякие. И я на практике не раз убеждался, что в плане умения работать, профессионализма, обязательности люди из Москвы (не знаю, коренные или приезжие) часто уступают провинциалам. Хотя пылкое провозглашение "провинциалы лучше!" проистекает не из того, что они действительно лучше, а из соображений психологической компенсации. Москвич легко может быть снобом в провинции (особенно при том, что провинция лакейски принимает его снобизм), но вот провинциалу быть снобом негде. Тем и ценно жительство в Москве, что вне зависимости от своего реального успеха ты можешь смотреть свысока хотя бы по географическим причинам.

06.02.2008 Лана

З.Прилепин в интервью НГ-Ex libris от 13.12.07. говорил о попытках современной литературы определить новые смыслы, которые, по его мнению, так и не были сформулированы литературой 90-х. В этой связи он упоминал Ваш роман «Блуда и МУДО»: «… продолжаются попытки нарисовать некий иероглиф нового времени, который хоть что-то разъяснит и хоть куда-то нас выведет. И здесь я назову два, казалось бы, крайне далёких друг от друга имени – С. Шаргунов и А. Иванов. «Ура!» и «Блуда и МУДО» и есть те самые иероглифы, мне крайне любопытные». А что Вы сказали бы в продолжение этой темы?
На Ваш взгляд, какой будет литература следующих 10-15 лет? Что будет происходит на российской литературной поляне? Мне, как читателю, хочется внятного и адекватного разговора о том, что происходит сегодня за окном. И в этом смысле я очень благодарна Вам за роман «Блуда и МУДО». Я могу назвать ещё 3-4 авторов, которые действительно серьёзно без стёба и т.п. пытаются говорить о том, что сегодня происходит с человеком и с обществом. Но ведь этого недостаточно. Я разделяю ту точку зрения, что писатель – это тот же доктор и хорошая книга если и не вылечить, то, по крайней мере, способна поставить правильный диагноз. У нас, по-моему, и с этим проблемы.
А тут я ещё имела неосторожность прочитать статью горячо любимого мною Д.Быкова в «Огоньке» (№ 1-2) о том, какой будет российская литература ближайших десяти лет. Как обычно Дмитрий Львович рисует «этюд в багровых тонах». Но даже если разделить на три всё, о чём он пишет (обязательное арифметическое действие при чтении публицистики ДБ), всё равно картина безрадостная получается. Очень может быть, что он окажется прав, и нам ничего не останется в ближайшие годы как читать классику и книги из серии ЖЗЛ. Одним словом, грустно стало мне…
Алексей Викторович, развейте девичью грусть-тоску, может быть у Вас более оптимистический прогноз на сей счёт.

ответ

Дорогая Лана.
Как же мне развеять вашу девичью тоску, если я и сам ею охвачен, хотя давно уже не девушка?..
В "Блуде" я дал свой диагноз. Как уж понял ситуацию - так и обрисовал. Не знаю, насколько я совпал с Сергеем Шаргуновым, потому что не читал "Ура!".
Я не знаю, что будет с литературой через 10-15 лет. Даже предположить не могу. Если экстраполировать нынешнюю ситуацию в будущее (а для прогноза это неправильно, потому что непременно появятся новые факторы воздействия), то ничего особенно интересного ждать не приходится. Под "особенно интересным" я понимаю ситуацию, когда литература адекватна реальности. Я объясняю свой пессимизм отсутствием "объёмности" во взгляде писателя на жизнь, а "объёмность" появляется при наличии разнообразных жизненных практик. У Прилепина или Рубанова это разнообразие есть, но часто ли появляются писатели качества Прилепина и Рубанова? А у Ольги Славниковой или Дмитрия Быкова этих прктик нет (что не отменяет таланта и роскошества их романов - но это не адекватность жизни). Зато увеличится количество текстов, которые будут провозглашаться адекватными. Вот и весь прогноз, на который я способен.

05.02.2008 Владислав

Что вы посоветуете прочесть моему внуку Роману (10) лет о родном крае? Мы живём в Перми. Он будет писать реферат на эту тему. Тему он выбрал сам. Пожалуста помогите. С уважением дед Ромы.

ответ

Уважаемый Владислав.
Я могу посоветовать прочесть книгу "Твоё Прикамье" пермского издательства "Пушка", 2001 год. Книга хорошо иллюстрирована и написана как раз для ребятишек такого возраста. В книге можно выбрать главу на тему, которая Роме будет интереснее.

04.02.2008 варвара

Уважаемый Алексей Викторович!
Разрешите узнать, если мой вопрос окажется к месту и если вы как историк знакомы и принимаете теорию Л.Н.Гумилёва (просмотрела работы г-жи Александровой на сайте). Вы, скорее уж как писатель, как оцениваете состояние великорусского этноса в наше время, каково его место на "кривой этногенеза", доиграл ли он свою "роль"
на сегодняшний день или у него ещё есть перспективы.
спасибо.

ответ

Уважаемая Варвара.
Я не историк, а искусствовед. Поэтому теорию Гумилёва принимаю, так сказать, в поэтическеом смысле. И в этом смысле я с ней согласен. Но идентифицировать состояние этноса по экспоненте Гумилёва я не способен. Для этого нужны: доскональное знание теориии и статистика по современному состоянию русского этноса. Ни того, ни другого у меня нет. В "поэтическом" же плане могу сказать, что я очень низко оцениваю нынешнее состояние русского этноса. В нём умирает саморефлексия и он не имеет ни механизмов, ни внутренних причин для консолидации и мобилизации. Хотя потенциал я оцениваю очень высоко. Но его надо реализовать. Сделать это пока невозможно, потому что наш нынешний образец нам чужд и примитивен.

04.02.2008 Ласточка

Здравствуйте, Алексей Викторович!
Вот интересно узнать у вас - как вы систематизируете свои знания и впечатления? Вы много читаете - делаете ли записи о прочитанном? Много вокруг замечаете - делаете ли записи о впечатлениях? Вобщем, ведете ли вы дневники?Есть ли у вас дома библиотека - или вам достаточно взять книгу для прочтения и потом отдать?

ответ

Дорогая Ласточка.
"Писательских дневников" я не веду. Свои "знания и впечатления" я не систематизирую, хотя к романам отношусь "системно". Но материал для романа и представления о жизни - разные вещи. Художественной литературы я читаю немного, и никаких впечатлений не записываю - зачем? Домашняя библиотека у меня есть, и большая. Если я знаю, что буду книгу перечитывать, то я её покупаю. Для краеведческой работы я имею большую базу данных - как в виде второй домашней библиотеки, так и в виде выписок по теме (но выписок не обо всём подряд).

04.02.2008 Андрей Морозов

Уважаемый Алексей Викторович! На днях закончил читать \"Сердце Пармы\". Живу в г. Сыктывкаре Республики Коми, а родился в Усть-Куломском районе, п. Белоборск, примерно 50-60 км. до границы с Пермской областью. У вас в романе даже упоминается речушка Нем. Это там где я родился. Вопрос: Часто в романе упоминаются переходы по реке Вычегде, но я не нашел (может быть плохо искал) упоминаний о вычегодских поселениях возле Усть-Нема, Усть-Кулома и т.д. Почему?

ответ

Уважаемый Андрей.
Тема земли Коми - не самая главная в моём романе. Я называл лишь те поселения, что упоминаются в источниках, которыми я пользовался. Источники - труды по истории и археологии республики Коми. К тому же, в 15 веке берега Вычегды были заселены гораздо меньше, чем сейчас.

03.02.2008 Игорь Черкашин

Уважаемый Алексей Викторович!
Во-первых, большое спасибо за автограф.Фотографию повесил у себя дома в кабинете и горжусь. Во-вторых, позвольте еще вопрос (или два).Купил я тут недавно довольно дешевенький журнальчик с голыми девками на обложке и внутри. Купил не из-за девок (хотя к ним очень даже положительно отношусь), а из-за Вашего интервью внутри. Повезло журналу, тем более, что он и не глянцевый, и не гламурный (SIM, кажется, называется).Повторяю,ничего против него не имею,но все же Вы, когда давали интервью,понимали ли, какого рода это издание и таким образом слегка постебались,или же Вам все равно, кому эти самые интервью давать? И еще один вопрос. Ваше отношение к Москве давно известно,и к нему в столице всегда относились с пониманием. Во-первых, Вы гений,и этим оправдывается все, во-вторых, чего только человеку не простишь за его апологетику империи в "Сердце Пармы".Все же в этом интервью Вы высказались о своих московских читателях особенно откровенно и,не побоюсь этого слова, цинично.Мой вопрос: за что Вы так Москву любите? Вы не понимаете, что Москва- это люди Из Нижнего Новгорода, Свердловска и Перми, у которых есть амбиции и которые работать умеют получше, чем те, кто остался? Просто наиболее активная часть населения страны? Или вы полагаете, что у вас уже достаточно много поклонников в провинции? Хотелось бы этому верить, но, к сожалению, половина пришедших на Вашу автограф-сессию в "Лас Книгас" явилась туда по просьбе и поручению своих московских друзей...
PS Остаюсь Вашим преданным поклонником, сейчас перечитываю "Золото бунта"

ответ

Уважаемый Игорь.
"Гения" и "апологетику империи" я не буду комментировать - хорошо?
А про журнал и Москву...
Спасибо, что указали мне на этот материал. Я уже и забыл, что из этого журнала ко мне приезжал десант. Название журнала я приводить не буду – сами понимаете, почему. Я думал, желтяк-желтяком, и не более, а оказалось – порнография.
Я ведь не раз присутствовал в глянце. Обычно глянец делают умные и приятные люди. Ну, целевая аудитория у журнала такая – что поделать, приходится соблюдать формат. Ни я, ни авторы-редакторы не виноваты, что страна читает глянец, а не NEWSWEEK. Что тираж, скажем, «Нового мира» в десять раз меньше тиража моих книг, а тираж моих книг в десять раз меньше тиража глянцевого журнала. Поэтому я вполне лоялен глянцу – и глянец не раз доказывал мне, что он вполне вменяем и умён. В этот раз я сокрушительно ошибся.
Во-первых, эта статья – бесстыжий салат из материалов Льва Данилкина и Анны Старобинец (они есть на этом сайте). Куски текста просто переписаны один-в-один. Плюс небольшая кража с этого сайта из раздела «вопросы-ответы» (пассаж о плачущих девочках). Видимо, поэтому материал никем не подписан. Даже повару салата – стыдно.
Во-вторых, с журналисткой, которая всё это сотворила, я не был ни в своём Закамске, где живу, ни на пристани Каменка.
В третьих, всё, что я говорил ей в реальности, она переврала. Я ещё могу кому-то доказать, что фильм с Л.Парфёновым называется не «Уральский код да Винчи», как там написано. Но вот что мочиться с ж-д моста на провода я не любитель – этого мне уже не опровергнуть. Низкий поклон той дряни из журнала.
А в четвёртых, я в целом с изрядным скепсисом отношусь и к Москве, и к Перми, и к москвичам, и к пермякам. И вообще ко всем, включая себя самого. Так что моё раздражение от столицы вполне соразмерно моему раздражению от провинции. Такой уж я получился - по жизни всем недовольный.
Теперь я отвечаю на ваш вопрос про Москву конкретно. К Москве и москвичам как таковым у меня претензий нет. Я не люблю не Москву и москвичей, а московитство – когда обо всём судят с московской точки зрения. Судят с апломбом и априори. Московитство может проявляться и у коренных москвичей, и у приезжих. Эта статья – тому яркий пример.
Поясню, хотя мои пояснения будут выглядеть как хвастовство (а, плевать, после той порнографии мне уже ничего не страшно). Я знал, что меня будут фотографировать для глянцевого журнала – ну, и оделся прилично. Пуховик RICHMOND, пиджак KETROY, водолазка и джинсы ARMANI, ботинки FABI, очки TRUSSARDI. Ну, и журналистка знала, что я живу в Перми, - следовательно, должен быть одет как обсос. Так что чего бы я ни напялил, всё равно (цитирую): «Иванов одет будто для похода в магазин «Хозтовары»». Если журналистка ходит в «Хозтовары» в ARMANI, мне остаётся только снять перед ней свою кепку WIGENS. Не видеть того, что перед тобой, и ко всему примерять привезённое с собой московское лекало, московский штамп и стереотип, – это и есть московитство. За что мне его любить?
Сам образ меня - дикого придурка из провинции - сформирован опять же московитством, которое не понимает, как это можно оставаться жить в Перми, когда есть возможность уехать в Москву. Если не уезжает - ну, точно: дикий придурок из провинции, кто же ещё?
Мой ответ вам вышел гневный, но – достали они меня, сволочи, достали.

03.02.2008 Алексей Рачунь

Алексей, здравствуйте. Запоздало поздравляю Вас с праздниками.
Недавно были с друзьями в Красновишерске - у Павла Николаевича Бахарева, директора заповедника "Вишерский", вечером за столом разговорились, в том числе и о Ваших книгах . Поругивал вас незлобно Павел Николаевич за "Чердынь", просил передать привет. Вот, передаю.
А манси в Свердловской области есть - аж семь человек (это я к вашему ответу на вопрос некого Никифорова). Называются они Лозьвинские Манси - тот же Бахарев нам о них и поведал, он о них брошюрку написал "Аборигены Урала". Звал кстати нас летом на Тулым, обещал встречу с Бахтияровым...

ответ

Здравствуйте, Алексей.
Вас тоже с праздником, и тоже запоздало.
А Павлу Николаевичу Бахареву привет и поклон.

03.02.2008 Никифоров

Уважаемый Алексей Викторович!
Во-первых хочу Вам выразить признательность за ответы и время, которое нам (вопросы задающим) уделяете. Отдельное спасибо для А. Рачунь. Если Вам потребуется попутчик, то пишите: sergeynikiforov@mechel.ru буду рад составить Вам компанию.
Теперь собственно вопросы.
1. Были ли Вы в походах в Челябинской области? Где?
2. Нет ли в Вашем нежелании перебираться в Москву некоего снобизма?
Мол зовут, да я не хочу... здесь я Иванов, а там - иванов.
3. В Челябинске Вы популярны, и хотя Вы всем отказываете, постараюсь через агента организовать Ваш приезд для читателей. Шансы есть?
4. Вам рыбалка нравиться? Извините на неумность вопроса, но на все остальные Вы уже ответили на сайте (в интервью и вопросах к автору).
Спасибо.

ответ

Уважаемый Сергей.
Отвечаю по пунктам.
1. В Челябинской области я бывал многократно. Чаще всего - в водных походах: по Аю и Миассу (Белая, Уфа, Зилим - это ведь уже Башкирия?). В велопоходе проехал от Бредов до Варны (через Аркаим и Париж). В автопоходах - наискосок от северо-запада до того же Аркаима. Много раз просто так бывал в Магнитогорске и самом Челябинске. В полном восторге от Златоуста, Сатки, Кусы, Кыштыма, Каслей - естественно, от Тургояка и Зюраткуля. В полном ужасе - от Карабаша. Как-то с детства очень люблю Бердяуш. Хотя, к примеру, на Таганае и Ильменах я не был, не был и в Золотой Долине, хотя в Миассе был неоднократно. Но всё впереди. Челябинская область для меня - красивейший регион Урала, присто пир и праздник. Не понимаю смысла ехать в Сочи или в Крым, когда побывал на Ривьере или на Пугачёвке.
2. В моём нежелании перебраться в Москву, возможно, и есть снобизм. Но сам я никогда по своей воле никого не оповещал, что не желаю уезжать. Меня всегда об этом спрашивают, вынуждают говорить. Не спрашивали бы - я бы и не заикнулся об этом. То есть, "сами провоцируют". Хотя не думаю, что в Москве я "иванов". Три четверти читателей России живут в столицах - с чего бы мне там пропадать, если меня там знают лучше, чем здесь? Я всё-таки работаю для Лунгина и Парфёнова, а это уже "знак качества", свидетельствующий, что персоны высшего эшелона отличают меня в ряду других ивановых. Посмотрите список изданий, которые обо мне писали; если они отыскали меня в Перми, вряд ли бы я затерялся в Москве. Извините за нескромность.
3. По интернету я слежу за публикациями о себе в челябинской прессе и в курсе, что меня там заметили. От визитов я чаще всего отказываюсь, но лишь потому, что занят. Я понимаю, что обижаю людей, - и в Кирове, и в Казани, и в Нижнем Новгороде, и в Екатеринбурге, и в Нижнем Тагиле, но я же не могу разорваться. А мне надо исполнять обещания, которые я дал своим издателям или режиссёрам. Это не детский сад, где пообещал и забыл: на дела "под меня" мобилизованы большие средства и большие коллективы.
4. К рыбалке я равнодушен.

страница: 27 из 211

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram