Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



28.05.2011 Вера

Алексей Викторович. Я Вам писала о библиотеках и о Вашей серии Пермь как текст. Все востребовано. Все, что Вы делаете нужно. Но нужно и как-то двигаться. Я смотрю, как раскупают люди Ваш фотороман с Парфеновым. На ура! Но нельзя же постоянно держаться стороной. Да. Ваши оппоненты наглые жадные люди. Но они же - идиоты! Они временщики. А Вы умный человек. И что? просидите в Закамске их Белые ночи? Ну ладно, это Ваше дело... Но нам ведь интересна Ваша позиция, У Вас очень много сторонников и защитников, больше чем у этих... сейчас скажу глупость - давайте же что-то делать. Давайте же как-то обозначим позицию. Вы же голос нашего поколения. Ну неужели будем просто смотреть и смеяться. Извините, не хотела обидеть... Простите за пафос и если что - не жду ответа. Это просто вырвалось...

ответ

Уважаемая Вера.
Я понимаю ваш пафос. Но не хочу быть ничьим голосом, кроме своего.
Давайте разберёмся, хорошо?
Пусть это будет нескромно, но я перечислю кое-что из того, что я делал просто так: написал о регионе пяток книг федерального уровня, с командой сделал огромный фильм для главного телеканала страны, инициировал книжную серию об идентичности, породил фестиваль, привлёк внимание к уникальному месту – к Кыну, придумал для края 14 разных проектов. А кроме того – в борьбе - не раз и не два говорил о пермской катастрофе в СМИ, перечислил музею 300 тысяч премиальных денег, инициировал суды с ворами – с Колпаковым и с Вилькевичем, в конце концов, лично говорил о ситуации и с Чиркуновым, и с Гордеевым. Это меня вы призываете «что-то делать»? Я делал. Где в это время были остальные? На выставках в Речном вокзале?
А сейчас уже поздно. Все заявки заявлены, деньги попилены, подтанцовка в лице чиновников-чиркуновников, депутатов и культурной элиты уже сплясала. Я понимаю лакейскую молодёжь вроде Куроптева-Гущина: у них не было кальция свободы, чтобы сформировался позвоночник. Я понимаю деятелей вроде Печёнкина-Санниковой: они занимаются самообманом по принципу «делать хоть что-то» и тем льют воду на мельницу ворья. Я понимаю аутсайдеров вроде Хахалкина-Жунёва: их таланты существуют лишь внутри шоу. Я понимаю звёзд культуры вроде Курентзиса-Боякова, которым хорошо платят, и потому они считают, что в Перми всё замечательно. И так далее. Всё это базируется на двух вещах: личный бонус плюс безразличие к чистоплотности партнёра. Власть нашла этот механизм и сформировала пул апологетов. Прошло время, когда был шанс на перелом ситуации. Дура-Пермь это время про…
Остаётся поступать лишь так, как сделали Всеволод Аверкиев и Ксения Гашева: они отказались от участия в «Белых ночах», хотя участие сулило им большие выгоды, финансовые и карьерные. И приходится отказываться даже от борьбы со всей пермской мерзотой, которую и пермские журналисты – за что им персональное презрение, - и московские СМИ опять выдадут за блеск и крутизну. Эта борьба только тонизирует противника, не давая ему разлагаться на ходу.
В Пермь вернулся совок. Его вернули Чиркунов, Гельман, Мильграм, Вайсман, Протасевич, Колпаков, Беляева, Агишев, Абашев, Печёнкин, Санникова и иже с ними, все те, кто постарался остаться в стороне, все те, кто ходил просто зрителем и этим создавал необходимую массовку.
Мы уже знаем, что совок победить нельзя. Телёнок с дубом отбодался. Опять нужно тратить годы на ожидание, когда новый совок сдохнет сам. Но он сдохнет куда быстрее своего предтечи: сейчас ведь идёт фарс - ремикс былой трагедии. Проблема не в том, чтобы дождаться, а в том, чтобы не запачкаться в соучастии, пристраиваясь поудобнее, пока ждёшь. Не участвовать - значит, не реагировать: не спорить, не обсуждать, не смотреть, не ходить. Игнорировать.
Напомню вам, Вера, что в начале пермской «культурной проституции» я говорил, что надо бороться, но мне мало кто поверил. Сейчас я говорю, что не надо бороться – и боюсь, что опять мало кто мне поверит.

28.05.2011 Вера

Я поняла. Спасибо. Не надо бороться. Что ж, подождем. Творческих Вам успехов.

ответ

И я понимаю ваше разочарование, Вера, но какие уж теперь в Перми успехи, если ты не вор, не лакей и не москвич?

28.05.2011 Вера

Да нет, что Вы? Это не разочарование. Я полностью согласна. Просто хотела узнать Вашу точку зрения. Какой-то просто озноб от цинизма. Но он не везде. Хотя бы вспомним надпись на яблоке надкушенном)))

ответ

Уважаемая Вера.
Ну и хорошо, что мы поняли друг друга. А неизвестному автору надписи - респект.

24.05.2011 Настасья Филипповна

Алексей Викторович, здравствуйте! Вы писали про "людей места". А Служкин и Моржов понимают, что они "люди места"? И как они относятся к "людям времени"? Неужели все остальные герои "Географа" - "люди времени"?

ответ

Уважаемая Настасья Филипповна.
Служкин понимает, что он "человек места". Он же говорит о земле: "Я повторяю ее смысл всеми извилинами своей судьбы, своей любви, своей души". Но у Служкина нет миссии нести эту систему координат "в мир". Он предлагает отцам взглянуть на себя и на жизнь иначе - и всё, не более того. Дальше пусть живут как хотят, но обогащённые новым опытом.
Антагонизма между двумя разными системами координат (по времени и по месту) нет, хотя системы и противоположны. Ведь нет антагонизма между правшами и левшами, блондинами и брюнетами.
Я не считаю, что всех героев надо поверять Служкиным, ко всем применять мерку "ты человек места?" или "ты человек времени?". Конечно, можно героев расфасовать по этому признаку, но в "Географе" этот признак не важен, как не важно, правши или левши герои. Этот признак просто определяет причину "неподключённости" Служкина к жизни, но не раздаёт оценок "правильно" или "неправильно" по отношению к другим персонажам. Скажем, алкаши, которые утопили катамаран Служкина, больше подходят под "людей места".
А вот в "Блуде" оценка по системе координат важна. Там Костёрыч ("человек места") на примере краеведения поясняет, что главный критерий - критерий подлинности, то есть, критерий "места". Моржов (и я) поверяет других критерием подлинности. Поверяя мир на подлинность, Моржов и обнаруживает его фальшивую структуру, все эти ПМ, ОБЖ, ДП и т.п. И дальше Моржов пытается построить подлинное счастье из неподлинных вещей, но вместо счастья получает фамильон. Финальный выбор Моржова - выбор между подлинностью и неподлинностью, местью или успехом спасителя МУДО.
Однако критерий подлинности не стоит сводить к краеведению (шире - к любви к родине). Это и будет пиксельный вывод. Про это грустно шутил Костёрыч: "если на дельтаплане над родным краем летаешь, то это не дельтапланеризм, а краеведение". Краеведение, любовь к родине, а также многие другие серьёзные вещи воспитывают в человеке умение отличать подлинное от неподлинного. Интерактивное восприятие локуса - хорошая технология для обучения навыкам понимать подлинное, но отнюдь не прославление локуса в статусе единственно подлинного (это напоминает знаменитое "если в книге то же самое, что в Коране, то она не нужна, а если то, чего нет в Коране, то она вредна"). То есть, в "Блуде" я сделал "человека места" синонимом "человека подлинного", а в жизни такого прямого следования нет. Это романный конструкт.

24.05.2011 Максим

Здравствуйте! Алексей Викторович, а для чего нужна была Лена Анфимова? Что она дала Служкину... и что он ей дал? То, что она рассказала бывшему однокласснику про свою жизнь было откровением?

ответ

Уважаемый Максим.
Конечно, нет. За откровениями надо обращаться к Иоанну Богослову. Для чего нужна Лена Анфимова в романе? Сложно сказать. Для полноты картины. Непременно "что-то давать" - это функция героев детектива.

23.05.2011 Андрей, Новосибирск

Здравствуйте, Алексей Викторович. После прямого эфира с пермским министром прошло достаточно времени. Вы предложили возглавить офис по Кыну, он надумал что-нибудь? Проявляют ли интерес к остальным Вашим проектам - менее затратным?

ответ

Уважаемый Андрей.
Всё абсолютно "по нулям". Но я и не ждал никаких последствий. Министр затевал эту клоунаду не для того, чтобы что-то мне предлагать или прислушиваться к моим предложениям. Эфир, конечно, был прямой, но разговор - имитация реальной заинтересованности в сотрудничестве.

22.05.2011 Владимир Гусев (Новосибирск)

Уважаемый Алексей Викторович! Ваш ответ (что Служкин жил очень искренне, с самоотдачей и поэтому внезапно увидел эту неизбывную светлую и лучезарную пустыню одиночества) удивительно напомнил мне финал великолепного рассказа Сэлинджера «Голубой период де Домье-Смита»: «И вот тут-то оно и случилось. Внезапно (я стараюсь рассказать это без всякого преувеличения) вспыхнуло гигантское солнце и полетело прямо мне в переносицу со скоростью девяноста трёх миллионов миль в секунду». Потом он записал в дневник следующие строки «Отпускаю сестру Ирму на свободу – пусть идёт своим путём. Все мы монахини».
Вот так же и Служкин отпустил Машу идти своим путём. Вы согласны, что такая ассоциация уместна? Кроме того принцип Служкина «не иметь никого залогом счастья и самому не быть залогом» уже изначально подразумевает эту «лучезарную пустыню одиночества». Да?

ответ

Уважаемый Владимир.
Полностью с вами согласен.

22.05.2011 Эльдар

Алексей, подобрали ли уже актеров для съемок фильма "Географ глобус пропил"?

ответ

Уважаемый Эльдар.
Вообще-то это не моя компетенция, да я и не слежу за процессом, но по моему мнению, пока нет.

20.05.2011 Татьяна

Алексей, есть ли у вас какие-нибудь новости по фильму "Географ глобус пропил"?

ответ

Уважаемая Татьяна.
С фильмом всё благополучно - тьфу-тьфу. Но меня попросили пока ничего не говорить.

20.05.2011 Виталий

Добрый день Алексей Викторович! Благодаря Вашему творчеству я ещё больше полюбил наш Пермский край и читая Ваши произведения не раз вохишался Вашим талантом. Я очень горд за то что живу с Вами в одном городе и мне бы хотелось узнать - бывают ли у Вас творческие встречи и когда намечена ближайшая из них?

ответ

Уважаемый Виталий.
Спасибо.
Встречи у меня бывают, но очень редко, где-то раз в год. О них я предупреждаю здесь на сайте в разделе "Новости". Пока ничего не намечается.

19.05.2011 Света

Алексей Викторович, здравствуйте. Спасибо вам большое за ваши романы, особенно "Общага-на-Крови", "Географ глобус пропил" и "Блуда и Мудо". Я еще не находила таких книг, в которых бы так интересно и жизненно описаны персонажи, на самом деле люди современности... много раз их перечитывала, и хочется перечитать снова... Скажите пожалуйста, планируете ли вы написать еще книги в жанре современной прозы, а не исторической, если нет, то почему? Еще очень интересно ваше мнение по поводу современных авторов, кого вы считаете наиболее талантливым, как относитесь, например, к творчеству Евгения Гришковца? И еще... в романе "Географ глобус пропил" Тата обращается к Служкину - "папа", а к маме - по имени, "Надя"... Почему? она больше любит папу? мне кажется в таком возрасте дети не могут провести такую разницу...
С уважением, Света

ответ

Уважаемая Света.
И вам спасибо.
Писать книги о современности я пока не планирую. Нет настроения, к тому же я увлёкся новым форматом - фотокнигами. Может быть, потом напишу.
Раздавать оценки - кто талантливее, кто нет, - мне бы не хотелось. Да я и не люблю топ-листов, потому что романы трудно сравнивать, и если какой нравится, то нравится за своё.
К творчеству Гришковца я отношусь с уважением. Он серьёзный профессионал и пишет качественную прозу. Хотя я сам вижу жизнь и людей иначе, чем он.
А Тату из "Географа" я скопировал с одной своей знакомой маленькой девочки, которая ко всем обращалась вот так странно: к папе - "папа", к маме - по имени, к другим людям, бывало, и по фамилии, и по прозвищу, и даже по профессии. Видимо, ей казалось, что так правильнее, потому что она была очень разумной и правильной девочкой. Мне это показалось очень милым и смешным, поэтому я и взял для романа.

19.05.2011 Максим

Алексей Викторович, Ваши герои(Служкин, Моржов) осуществляют некие проекты, как я понял: 1)Служкин: "попробуйте соответствовать своему месту" (об учениках); 2)Моржов: препятствовать развалу МУДО. Правильно я понимаю? Но, как кажется, здесь далеко не только эти проекты героев, что-то ещё я упустил?..

ответ

Уважаемый Максим.
Конечно, герои не исчерпываются только этими "проектами", но рассуждать в общем, без критерия, который вы бы предложили, - как-то слишком туманно. И я бы поспорил насчёт Служкина. У него, в отличие от Моржова, нет "миссии" вовне, пусть даже и для "отцов". У Служкина взаимоотношения с собой: жить по принципу "неимения залога".

18.05.2011 Григорий Серов Ростов Великий

Уважаемый Алексей Викторович. Мои друзья, знакомые, работающие на нелегкой ниве детско-юношеского туризма и кружков краеведения, воприняли ваш роман "Блудо и мудо" прежде всего как иллюстрацию к процессу гибели этих самых кружков, живописание "конца прекрасной эпохи". В развязке романа судьба основных героев прослеживается, а Костерыча вы упускаете. Это прием для того, чтоб обозначить конец конца данной сюжетной линии (роман еще много про что), ведь Костерыч - идейный представитель МУДы, остальные там люди случайные могли бы где угодно, или иной какой в этом смысл?

ответ

Уважаемый Григорий.
Да, как-то я не подумал про Костёрыча в финале. Но мне показалось, что всё само собой разумеется. Если все герои работают там же, где и летом, то и Костёрыч тоже. И в его жизни - и убеждениях - ничего не изменилось. Он ведь прав, с чего ему меняться? Он не боец, но он прав. Это самый достойный человек из всех героев романа.

17.05.2011 Максим

Алексей Викторович, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, почему Вы выбрали время романного действие в "Географе..." - 90-е годы, а в "Блуде..." - 2000-е? Такое переломное время для России...

ответ

Уважаемый Максим.
Я вообще-то не выбирал, я ведь и сам жил в эти времена - и писал "о дне сегодняшнем". "Географа" - в 1993-1995-м, "Блуду" - в 2006-2007-м. Если для вас времена отпечатались в романах хорошо, непохоже друг на друга (а многие считают, что или похоже, или вообще "без даты"), то я рад.

16.05.2011 Владимир Гусев (Новосибирск)

Уважаемый Алексей Викторович! Мой вопрос о той светлой и лучезарной пустыне одиночества, которая в конце романа простирается перед Служкиным. Как это понимать? На протяжении всей книги Служкин активно общается и совсем не одинок. Что же произошло, что изменилось в нём? В чём его одиночество? Или пустыня это просто красивый образ его временного эмоционального состояния от невозможности любви с Машей? Или это экзистенциальное одиночество творческого человека, которым является Служкин? Или это ваше личное ощущение одиночества в то время, когда книга была написана? Почему вы так закончили эту книгу? Пустыня одиночества – это как обухом по голове в конце «Географа». Всякий думающий и творческий человек знает свою пустыню одиночества?

ответ

Уважаемый Владимир.
Мне как-то сложно ответить на этот вопрос. "Лучезарная пустыня одиночества" - это образ, который не переводится в какую-то мораль, в вывод, в оценку. И такое состояние - следствие не только тех событий, что описываются в романе, а нечто "вообще". Можно приложить эту фразу к какой-либо позиции, можно не прикладывать. Я не знаю, почему я закончил роман именно так (хоть что-то я ведь должен не мочь объяснить). Эту концовку я видел чуть ли не с самого начала: вот стоит Служкин на балконе и курит, а балкон - не над двором, а над светлой и лучезарной пустыней. "Голый человек на голой земле" - о чём это сказано?.. А ведь понятно.

страница: 117 из 210

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram