Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



14.08.2009 Старков

Алексей Викторович, пишет вам «ехидный верзила», «кандидат в медалисты» Старков. Прочитал за последние годы несколько ваших замечательных творений, и только на прошлой неделе наткнулся на «Географа». Поначалу ошалел, потому как никак до этого не мог сопоставить вас с тем географом, который вел у нас географию в 9-м А классе в 92-м году. После «Золота бунта» и «Чердыни» уже считал вас просто натурально классиком современной литературы, но верите или нет, никак не мог подумать, что вы тот самый Географ! Боже мой, какие бы там премии вам не вручали, могу сказать совершенно определенно следующее. Сколько вы там на самом деле вы с нами мучались - 2-3 месяца? Так вот за это короткое время вы нас так четко изучили, что легко узнаешь всех персонажей даже спустя годы, в том числе Безматерных и Безденежных, которых в нашем классе никогда не было. БРАВО!!! никогда бы не подумал, что переживу тот период своей жизни еще раз так отчетливо и реалистично. СПАСИБО! Пусть даже мой персонаж вышел в ваших глазах, прямо скажем, не слишком порядочной фигурой (неужели я и в самом деле произвел на вас такое мерзостное впечатление?), но теперь я могу вздохнуть спокойно, нет теперь во мне этого описанного вами хамства, и, наверное, спасибо вам за это в том числе!
Знаете, какая фраза больше всего запомнилась из Географа? «Поход - это заповедник судьбы». ПРАВДА, ИСТИННАЯ ПРАВДА! У меня не такой большой стаж в этом деле - всего каких-то 5-6 лет, но я полюбил этот процесс уже во взрослом возрасте, и готов на 100% с вами в этом согласиться. После слов Владимира Семеновича про парня, которого надо тянуть за собой, эти ваши слова несомненно рядом и не менее весомы. Вот было бы здорово оказаться с вами на одном катамаране на какой-нибудь Ледяной, как по вашей воле повезло пацанам из 9-го Б, и пролистать еще разок ту страницу нашей, пусть и короткой, но общей биографии, которая благодаря вашему таланту вдруг неожиданно так четко всплыла из памяти. Да кстати, пусть в вашем варианте книги вы не пришли на наш последний звонок, но мы-то знаем, что это не так. У меня есть фото с крыльца нашей 83-ей, где вся в сборе наша красная профессура … прочие наши любимые, и вы слева (как же я все-таки раньше не сопоставил вас с тем самым географом? хотя все время, пока читал ваши произведения, подсознательно размышлял, где я мог видеть это лицо?). В общем, сумбурно вышло, но наверное по-другому и не могло быть. Очень многое всколыхнули вы в моем сердце. Еще раз, СПАСИБО. Теперь уже надолго ваш ехидный Старков.

ответ

Дорогой Старков.
Нелепо обращаться так к совершенно взрослому и состоявшемуся человеку, но что уж поделать…
В письме я подчистил кое-какие подробности о прототипах – люди-то ещё работают. Кстати, недавно я узнал, что у ВБ есть дочь Маша, и ВБ страшно обиделась на меня за роман. Этот случай и поясняет, что узнавание – от того, что типично, характерно, а не от того, что я перелицевал всё один-к-одному. А я отлично помню, что фоткался с вами на выпускном, и оттрубил я у вас полный год, а не 2-3 месяца, и меня-то из школы не выгоняли (+ не было ни романов, ни пьянок, ни битв а-ля «Служкин – зондер-команда»), с В-классниками (не с Б) я ходил по походам гораздо позже их учёбы в школе – и это позволило увидеть ситуацию с другой стороны парты, ну и так далее. При всём фактическом несходстве – точное внутреннее попадание, этим я и горжусь.
А романный «Старков», по-моему, никакой не хам и всё такое. Хороший умный парень с амбициями – следовательно, с вызовом к тому, кто эти амбиции в своей жизни не реализовал, - к Служкину. Когда я у вас «жёг глаголом», напомню, мне было 23, а Служкину – 28, и он пробожил многое из того, что я к 28-ми всё-таки сохранил. А вы, господин Старков, сейчас должны быть старше обоих – и «того» меня, и Служкина.
От таких посланий, вроде этого, у меня рождается какое-то ирреальное чувство, когда наяву видишь, как время сошлифовывает разницу между людьми, разницу между вымыслом и реальностью… Н-да.
Спасибо! Удачи!

14.08.2009 Всеволод

Уважаемый Алексей,
Вы выдвинули остроумные, с выдумкой, аргументы в защиту слова "истомившись", Бисерки, бурана в июле и т.д. - я готов их принять, потому что они показывают талантливую защиту автора, они меняют угол зрения читателя, расширяют его понимание текста и т.д. А вот сейчас Вы просто ОЧЕНЬ обиделись и ЗЛО, как на ринге, сопротивляетесь. А сопротивляетесь, в общем-то, довольно очевидной вещи - в Ваших исторических романах, при всей их вдохновенности, есть проколы, связанные с техникой исполнения. В других Ваших вещах таких проколов нет или почти нет. И у Ваших современников-писателей (Вашего калибра)их тоже нет. А вот у Вас в вышеуказанных романах они есть. Что Вы с ними сделаете - дело Ваше. Пускай и дальше у Вас князь Ермолай покупает княжатам одну пару сапог на двоих, пускай и дальше в крест Сашки Гусева попадает пулей то Настя, то Маруся, пускай и дальше гора Волчиха в Ревде то безлесая, а то (через полгода) уже заросшая лесом, пускай каменная колода в Искоре лежит то у Княжьего вала, то у нижних ворот, пускай в термосе у Чебыкина на Валежной то чай, то кофе, пускай великий князь Иван Васильевич в 1480 году выходит с войском к Уфе (основанной в 1586 году), а Колыван узнает от Мирона Галанина, что получит свой крест лишь в обмен на клад аж через полгода (как минимум) после того, как начинает этот клад искать, пускай у Вас в одном абзаце имя Васька упоминается целых восемь раз - пускай. Все это не мое дело. Меня в данном случае интересовало лишь Ваше отношение к проблеме, теперь оно мне известно. Я, если помните, задавал вопрос насчет планов исправленных изданий. Вы, с ходу обидевшись, так и не ответили на него, но, в общем и целом, Ваше отношение мне уже понятно. Благодарю Вас.

ответ

Ох уж, Всеволод.
Какой вы неугомонный. Всё-таки вынуждаете меня отвечать.
Ладно, давайте разбираться дальше. То, что вы называете проколами, можно подразделить на несколько разрядов.
1. Реальные проколы автора. Чай-кофе Чебыкина. Пуля Насти-Маши. Колода у Княжьего вала. Эти ошибки, конечно, меняют весь ход романов – конечно, надо всё переиздавать.
2. Ваше незнание отдельных деталей уральской истории. Русское войско Великого князя Ивана Васильевича реально выходило в 1480 году к Уфе – но не к городу, которого не было, а к реке. Русский отряд после стояния на Угре гнался за Ахмад-ханом, ханом Большой Волжской орды, до Уфы, а дальше перепоручил преследование союзнику Ивана III тюменскому хану Ибаку, который и убил Ахмада в своих владениях в 1481 году. В общем, Ахмад на Угре начал, в Югре закончил. Кстати, хан Ибак всюду называется тюменским, хотя города Тюмени тогда тоже не было (но было тюменское ханство).
3. Ваше желание считать ошибкой то, что изначально так и задумано. Крестьянская практика покупки одной пары обуви для всех детей в семье – обычна. Так поступает и князь Ермолай, чью бедность этот жест и подчёркивает. Гора Волчиха не обращена к городу Ревде сразу всеми своими сторонами. Та сторона, откуда удобно возить лес на завод, лишилась леса. Другие стороны остались лесными. Там и сейчас так, между прочим. Колыван начинает искать клад не за полгода, а за полтора года до своего зимнего похода к Мирону Галанину. Колыван отдавал крест не Мирону, а Конону Шелегину. Почему же Колыван не мог начать искать казну раньше своего похода к Мирону, если казну требовал в первую очередь Конон? Галанин – просто последняя инстанция для Колывана, а не устроитель интриги с кладом и крестом.
А имя Васька пускай употреблено 8 раз в одном абзаце. Я не очень люблю местоимения.
... И это только 8 претензий на 3 романа, а вы писали о "десятках ошибок".
Вот где реально полно ошибок – так это в моей книге о Чусовой. Поэтому я собираю замечания всех читателей.
Отвечаю по поводу планов исправленных изданий. Этот вопрос лишён смысла. Книги издаю не я, а издательство. Макет книги определяет бюджет издания. Исправлять в готовом макете – практически то же самое, что издавать книгу с нуля, с новым расчётом бумаги и типографской работы. Издательство не пойдёт на такие расходы. Я много раз отвечал на подобные вопросы – например, в связи с программной ошибкой в «Золоте бунта», где «о»-ударное компьютер всюду поменял на «у».
Обидевшись, я могу просто не ставить вопрос на сайт. Очень редко, но я так делаю. Мог бы не ставить ваши последующие послания. Не всякая острая реакция – непременно обида. Я ведь не девочка в пубертатном возрасте, чтобы всё время только обижаться. А объяснять мои аргументы тем, что я талантливо выкручиваюсь, - слегка манипуляция и слегка предвзятость.
И я очень рад за современную отечественную литературу, в которой только я допускаю ляпы и ошибки.

12.08.2009 Всеволод

Уважаемый Алексей!
Спасибо за ответ. Хотелось бы заметить следующее: “Сердце пармы” полно этнографического материала. Я, например, им не владею. Не владеет им и большинство Ваших читателей. А пояснения – к примеру, по поводу тех же кана и хакана, данные Вами в ответе на мое письмо – в романе отсутствуют. Из текста не догадаешься, в каких взаимоотношениях титулы кана и хакана находились исторически. Поэтому читателям приходится опираться на текст и на здравый смысл. На С. 22 читаем, что последним каном был Судог за 200 лет до романных событий. А на С. 15 пам говорит Асыке: “Канская Тамга дается только общим решением людей наших гор”. Асыка тут же ему возражает, перечисляя случаи присвоения канской тамги, однако из текста видно, что они единичны (3 случая) и по-прежнему рассматриваются как нарушение. Если, как Вы написали мне, функции князя и воеводы сливались систематически, то, во-первых, об этом ничего нет в романе, во-вторых, три случая за как минимум 1000 лет (Атилла) – это не “систематически”. В-третьих, если “систематически” – то к чему тогда треволнения пама по поводу присвоения Асыкой канской тамги? Если дело такое житейское?… В-четвертых: Вы в своем ответе утверждаете тождество понятий “кан” и “князь”. Дело в том, что в романе князем Асыка называется постоянно, причем даже до взятия им канской тамги, о котором сказано на С. 23 (см. С. 7, 9, 10, 11 и т.д.). Тогда здесь нет тождества. И в-пятых, Вы в своем ответе пишете о порядке организации военно-гражданской власти у вогулов, пам же исходит из того, что кан – глава не одних вогулов, а всех людей Каменных гор (т.е. в романе разница между хаканом и каном предстает куда более значительной, чем в Вашем объяснении мне). Мы же не о Брежневе говорим, а о романных событиях, исторический, внероманный контекст которых практически неизвестен читателям. И апеллировать к нему – нельзя. Простите, но складывается впечатление, что, держась за слово “кан”, употребленное Калиной в отношении Кероса, Вы тем самым держитесь за весьма громоздкое противоречие, которое ОЧЕНЬ просто преодолеть – заменив кана на хакана на С. 459.
Ваши аргументы по поводу Невьянского собора не могу принять по той же причине. На С. 240 Неждана говорит Осташе: “Гермонов толк признали только на Невьянском соборе через два года после Пугача”. Поскольку истяжельчество – толк, вымышленный Вами, то в отношении его вновь-таки действительны не отсылки к внероманному контексту, т.е. реальному собору (к тому же бывшему до Пугачева – еще в 1760-х годах), а отсылки к тому, что говорят по этому поводу персонажи романа. А говорят они как раз о признании истяжельчества. Если же до конца следовать Вашей логике, то Пушкин должен был бы включить бы упоминание о взятии Белогорской крепости в “Историю Пугачева”.
С остальным в Вашем послании согласен. Правда, я заметил в Ваших романах несколько десятков сомнительных мест. Будет желание поспорить и о них – нет проблем.

ответ

Уважаемый Всеволод.
1. Пояснения отсутствуют по очень многим вопросам. Не только по затронутым в нашем споре. Например, в романах нет словаря – то есть, нет толкования непонятных слов. Потому что так надо автору. Потому что роман – не энциклопедия. Либо читатель верит и принимает, как есть, либо нет. Но читательские вера и приятие достигаются не исторической компетенцией автора, а художественной убедительностью текста. Это не значит, что историческая компетенция не важна. Она важна, но не настолько, чтобы превращать роман в учебник.
2. На с.22 – непрямая косвенная речь. То есть, речь субъективная, взгляд персонажа, а не автора, который в этих первых главах дистанцирован от героев. По-моему, дистанцированность автора отмечена всеми критиками, которые пишут о «невыносимости первых 50 страниц».
3. Случаи присвоения канской тамги – нарушение закона. Ну и что? Сколько раз правители возглавляли свои державы не по праву, нарушали закон, – но всё равно властвовали. И закон от этого не переставал быть законом, хотя в частном случае оказывался попранным.
4. Слово «систематически» я употребляю не в том смысле, в каком сейчас трактуете вы. Я не расширяю применительную практику на всю историю народа, а имею в виду индивидуального правителя, который в своём правлении систематически соединял обе функции – военную и гражданскую.
5. Описываемое святилище – общее для всех народов Урала: для коми, манси, хантов, ненцев. Это сказано совершенно внятно. Канская тамга обозначает, соответственно, единого князя для всех народов. Потому она и здесь. Асыка – князь вогулов (манси), но не всех народов. А он хочет возглавлять все народы, а не только свой, - поэтому и берёт тамгу. Поэтому имеется и апелляция к Судогу – кану всех народов, а не только народа коми (Судог – имя коми). Ведь можно быть князем, скажем, Твери, а можно быть Великим князем Всея Руси. И там, и там – князь. И там, и там – кан. И там, и там – хакан.
6. О Невьянском соборе в своём ответе вам я оговорился, что уже не помню даты. Роман я дописал 4 года назад. Вы сами нашли дату в тексте романа. А про субъективность оценки персонажами результатов Невьянского собора я вам уже писал. Аналогии с Белогорской крепостью в «Истории Пугачёва» я тут не вижу.
Я не отсылаю читателей к «историческому внероманному контексту». По-моему, роман как художественное произведение с точки зрения преподнесения истории вполне самодостаточен. Это вы отсылаете к истории читателей этого раздела сайта, когда отыскиваете в романе «блох». Которых, кстати, в этих двух случаях – с каном и с собором, - нет.
Если не различать объективной авторской речи и субъективной речи персонажей, если не видеть в «фигуре умолчания» художественного приёма, то у въёдливого читателя возникает искушение поймать на писателе «блоху». Боюсь, что вы поддались этому искушению.
Признаться, мне кажется, что мы с вами в споре уже переходим за край. «Принципиальность в мелочах – признак ограниченности». Если «в нескольких десятках» других случаев у вас нет более серьёзных предложений, чем предложение «изменить кана на хакана на стр. 459», то, наверное, следует завершить этот спор. А то превратимся в двух баранов, бодавшихся на мосту, и в чём-то повторим их печальную участь.

11.08.2009 Ирина Зотова

Здравствуйте!
А.Иванов: "Мне хватает того, что мои посты банят на других сайтах, электронные СМИ не замечают моих релизов, а странности со связью компетентные люди объясняют прослушкой".
Несмотря на их усилия, мы - Ваши читатели - Вас любим, следим за Вашим творчеством и прислушиваемся к Вашему мнению.
Скажите пожалуйста, выйдет ли на экраны фильм "Хребет России". Если я повторяю чей-то вопрос, прошу меня извинить.
С уважением, Ирина.

ответ

Уважаемая Ирина.
Спасибо.
Леонид Парфёнов несколько раз говорил для прессы, что фильм "Хребет России" должен выйти на экране в октябре-ноябре. Больше у меня нет никакой информации. Судьбой фильма сейчас распоряжается Леонид.

11.08.2009 Алексей

Уважаемый Алексей.
Скажите, пожалуйста, жаргонные и сленговые выражения, которые используют дети в "Географе", и прочий "детский фольклор" вы списывали с детей в целом или это наблюдения исключительно за детьми Перми?
Спасибо.

ответ

Уважаемый Алексей.
Эти наблюдения - наблюдения исключительно за "детьми Перми". (Написал это ваше выражение, и захотелось заплакать.)

11.08.2009 Максим

Добрый день, Алексей... Скажите, у Вас есть в планах написание и издание новых художественных произведений?

ответ

Уважаемый Максим.
Нет, пока ничего "собственно художественного" я ни писать, ни издавать не планирую.

11.08.2009 Всеволод

Уважаемый Алексей!
Большое спасибо за ответ. На Ваш контрвопрос по поводу ошибок в Ваших книгах отвечаю: конечно, я могу привести примеры. К тому же, мне самому интересно, какие моменты, расцененные мною как ошибки, задумывались автором преднамеренно. В моих примерах указаны страницы “азбуковских” изданий (тех, что с иллюстрациями А. Ломаева): Сердце пармы, СПб, 2008 и Золото бунта, СПб, 2006. Беру эти два романа. Итак, для начала:

Изложение по-разному одних и тех же событий в разных главах.
В “Сердце пармы” в главе “Хумляльт” Асыка рассказывает паму о событиях на Мамыльском пороге. В беседе пам называет отца Асыки “хаканом Керосом” (С. 15), а в главе “Канская тамга” сказано, что последний кан Судог жил за 200 лет до событий романа (С. 22). В главе же “Талая Вода” о событиях на Мамыльском пороге Калина рассказывает Матвею. В его рассказе отец Асыки именуется уже “каном Керосом” (С. 459). Это Калина, чье глубокое знания реалий, верований, истории, языка и быта вогулов неоднократно подчеркивается в романе, мог допустить такую ошибку? К тому же, если бы Керос был каном, а не хаканом, не имел бы смысла произвол Асыки, связанный с присвоением им канской тамги. Суть-то в том, что путь Асыки обречен на банкротство! Даже ламия в главе “Огонь Полюда” именует Асыку по-прежнему хаканом, а не каном (С. 513). Совершенно справедливо: к такой власти ведет только путь Михаила, недаром же сам Асыка называет его каном при встрече на Цепелских полянах (С. 494). Следовательно, на С. 459 – ошибка.

В “Золоте бунта” в главе “Тайна беззакония” старец Гермон на перетолке в присутствии Осташи говорит, что истяжельчество было признано Невьянским собором (С. 163). О том же Осташе в главе “Дырник” говорит Веденей (С. 202), а в главе “Девятая пуговка” – Неждана (С. 240). Тем не менее, в главе “Мленье” размышляющий Осташа, как ни в чем ни бывало, произносит в уме следующую фразу: “Мало ли, что Мирон Галанин признал истяжельчество толком – Невьянский-то собор его отринул!” (С. 368), даже не вспомнив о словах Гермона, Веденея и Нежданы.

Объяснение событий предшествует описанию.
В “Сердце пармы” в главе “Иона Пустоглазый” сказано: “Под руки вели… старика-сказителя… а за ним шла его дочь Пассэр, Бисерка, как звал ее Полюд” (С. 109). Действие в этой главе происходит осенью, далее зима, потом весна, и вот в главе “Только свети” идет последний разговор Полюда с Калиной, в котором сотник сообщает храмоделу: “Зимой, понимаешь, скучно было. Я и повадился в городище ходить… Там и увидел Бисерку, Пассэр по-ихнему” (С. 122). Из контекста видно, что до зимы он ее не знал. Т.е. объяснение, что Пассэр Бисеркой прозвал Полюд, дано в изложении событий, предшествовавших их знакомству.

Несоответствующие реалии и слова.
В “Сердце пармы” в главе “Путь Птиц” сказано: “Сеча, как юзом вертящееся колесо, сползала, стекала с опушки” (С. 523). Юз – явление, при котором колеса НЕ вращаются, несмотря на движение (т.е. вращения юзом по определению не бывает). Вероятно, Вы имели в виду буксующее колесо. Но такое колесо невозможно в эпоху гужевого транспорта.

Там же, к примеру, в главе “Талая вода” сказано: “Калина до вечера греб как одержимый… Истомившись, вечером Калина причалил лодку к пологому бережку под скалой” (С. 445.) Должно быть – “утомившись” или “притомившись”. “Истомившись” – это “истосковавшись”.

В “Золоте бунта” в главе “Спишка” солдаты, взрывающие лед на пруду, в киверах (С. 468). Кивера были введены в России в 1803 г., а действие романа – в 1778-79 гг. Тем более, везде в романе – треуголки, как и должно быть.

Уважаемый Алексей! К сожалению, это не все. Пожалуйста, не обижайтесь. Вы написали великолепные книги и имеете полное право обидеться за них, но повторю свою мысль: исправление ошибок – в Ваших интересах.

Постскриптум. Буран в “Капитанской дочке” был далеко не в июле. См. главу 1, абзац со слов: “Однажды осенью матушка варила в гостиной медовое варенье…” Какой июль?

ответ

Уважаемый Всеволод.
Рад, что вы не пошли на поводу у обиды за мой резкий ответ, а приводите аргументы. Спорить на такие темы я люблю. Попробую разбить ваши доводы.
1. «Кан» и «хакан». Кан – это по-тюркски хан, а по-русски – князь. Хакан – это редуцированное «хонта кан», то есть «войска князь», воевода. В мирное время вождь у вогулов был «гражданским» правителем – князем, каном. В военное время мог становиться предводителем войска, которое уходило из мест проживания народа, - становиться воеводой, хаканом. Такое практиковалось не всегда. Но если вождь был деятельным и систематически брал на себя функции и гражданского, и военного руководства, функции князя и воеводы сливались, кан и хакан начинали означать одного и того же человека, и вполне правомочно называть его и так, и сяк. Ну, как Брежнев – и генеральный секретарь, и верховный главнокомандующий. Здесь нет ошибки. Это всего лишь тонкость этнографии.
2. Про признание-непризнание истяжельчества Невьянским собором. Этот раскольничий съезд в реальности проходил в Невьянске где-то в 1760-ых годах, сейчас уже точно не помню. Он произвёл огромное впечатление и на раскольников Урала, и на власти. Но раскольничьи соборы не имели «законодательного» права, поскольку раскол не был единым. Они проходили по принципу веча. Установить, что он «утвердил», а чего не «утвердил» - невозможно. Решение об «утверждении-неутверждении» толковали руководители отдельных течений раскола, вроде Мирона Галанина, - каждый в свою пользу. Разумеется, Мирон Галанин должен был считать, что его толк «утверждён» собором. И так должны считать последователи Галанина, активные или пассивные, – Гермон, Веденей и Неждана. Но сам факт спора на соборе означал несогласие части раскольников, «неутверждение», и в эту пользу мнение собора толковали противники Галанина – Осташа, например. Аналогия – ирано-иракская война, по завершению которой и Иран, и Ирак считали себя победителями. Здесь опять же тонкость исторической ситуации.
3. По поводу Бисерки. Ваши соображения на самом деле строятся не на временах года, а на глаголе «увидел». Полюд говорит: «Там и увидел Бисерку». Но смысл глагола вы толкуете однозначно: «увидел» - то есть, «увидел в первый раз». Но глагол «увидел» означает ещё и «прозрел», «понял», «осознал», «оценил», то есть, означает не только первую встречу с наблюдаемым объектом. Речь Полюда – во-первых, прямая, то есть, эмоционально окрашенная, а во-вторых – стилизация под старину. Слово "увидел" в данном случае - и в "старинном духе", и эмоционально окрашенное. Вы не слышите интонаций Полюда, речевого строя. Может быть, я написал невыразительно, потому этого и не слышно. Но просчитать несложную хронологию отношений своих героев я всё же мог.
4. Про «юзом вертящееся» - вы правы. Я имел в виду колесо, которое вертится, но лежит на земле на боку и тихонько перемещается. Как юла. Но юле положено так себя вести, а колесу – нет, а битва – всё-таки неправильное поведение людей, «неположенное», разрушительное. Вот с таким оторванным, вертящимся на земле колесом я и сравнивал битву. Сравнение не получилось. Увы. Видимо, где-то на подсознательном уровне я по созвучию заместил «юлу» «юзом».
5. А вот по поводу «истомившись» я не вижу ошибки. Непривычное словоупотребление – да, но почему же ошибочное? Грести – не только утомительное, но и томительное занятие. Не только устаёшь, но и надоедает. Это и имелось в виду. Это я и обыграл одним словом. По-моему, выхода за предел языковой нормы здесь нет.
6. С киверами – да, вы тоже правы. Это меня клинануло. Но опять же апеллирую к Пушкину: в «Капитанской дочке» под Оренбургом вместе с Пугачёвым действует атаман Белобородов, злобный старик. Но реальному Белобородову тогда было 33 года, и он никогда не был под Оренбургом, а встретился с Пугачёвым позже. Пушкин ошибся. Ничего страшного.
Я всё пишу про «Капитанскую дочку», так как сейчас занимаюсь Пугачёвым и Пушкиным. И буран действительно приходится на июль. Потому что Белогорскую крепость пугачёвцы взяли в начале октября. Об этом - глава 6, «Пугачёвщина», с абзаца: «Однажды вечером (это было в начале октября 1773 года) сидел я дома один…» Гринёв до этого успел прослужить всего два-три месяца. За эти месяцы он побывал в Оренбурге у губернатора, приехал в крепость, познакомился со службой и бытом, подружился со Швабриным, полюбил Машу, подрался на дуэли и отлежался после ранения. Растянуть эти события на полгода – чтобы буран пришёлся на март, к примеру, - не выйдет. Так что, отсчитывая назад, мы получаем, что буран по дороге в Оренбург был летом. Ибо изменить дату начала пугачёвского бунта Пушкин не мог, и эта дата «главнее», чем дата приготовления матушкой варенья. С бураном Пушкин снова промахнулся. И снова ничего страшного.
Исправление ошибок, конечно, в моих интересах. Но я пока не ощущаю какой-то катастрофы. Так - досадные мелочи. А вам спасибо за дотошность. Такие читатели, как вы, - самые лучшие, потому что неравнодушные. Спор с вами доставил мне огромное удовольствие – в том числе и потому, что мы с вами говорили от души и по делу.

10.08.2009 Мария Шакирова

Здравствуйте, Алексей Викторович!
Огромное спасибо Вам за Ваше творчество! Прчитав Ваше сообщение о том, что книга "Дорога единорога" выйдет в пермском издательстве, проявляю беспокойство - а можно ли её будет приобрести в книжных магазинах нашей необъятной Родины (и в частности в родном Челябинске)? Или уже стоит просить об этом друзей из Перми?

ответ

Уважаемая Мария.
Боюсь, что вам придётся напрягать своих друзей. Но я не уверен даже в том, что эта книга будет в пермских книжных магазинах. Издание делается в рамках региональной культурной программы, которая не предусматривает распространение книги через торговые сети.

09.08.2009 Всеволод

Уважаемый Алексей,
У меня вопрос по поводу возможности выхода исправленных изданий Ваших текстов. Состоится ли оно в ближайшем будущем? Если это в принципе допускается издательскими правами, то имеются ли у Вас планы на сей счет? Поясню: в Ваших романах, ныне издаваемых “Азбукой”, довольно много ошибок (я не имею в виду опечатки). Конечно, не беру на себя смелость указывать на стилистические огрехи или поправлять Вас в вопросах сплава по Чусовой, нет. Речь идет о логических, смысловых и семантических неувязках: когда одно и то же событие в разных главах излагается по-разному; когда объяснение события предшествует его описанию (есть и такое); когда в описаниях используются несоответствующие эпохе реалии и слова; когда используются слова, чье общепринятое значение не соответствует присвоенному им автором. Этих огрехов довольно много. Так называемая “полная авторская версия” “Сердца Пармы” (2006 года), судя по их количеству, вообще не была вычитана редактором. Понимаю так, что эту версию выпустили в свет наскоро, “по требованию трудящихся”. Судя по Интернету, она трудящимся нравится (в отличие от сокращенной, выходившей в 2003 году в “Пальмире”). Но и пальмировская версия содержала 90 процентов тех же ляпов, хотя редактура текста (в основном, в целях его сокращения) была тогда довольно массированная. Важные огрехи есть и в “Золоте бунта”, а менее важные – даже в “Географе”, тиражируемом особенно активно… Быстрейшее решение этой проблемы, полагаю, в Ваших прямых интересах как автора.

ответ

Уважаемый Всеволод.
На такие претензии, как ваши, обычно существует очень хороший контр-вопрос: примеры, пожалуйста?
С чего вы взяли, что "Азбука" выпускает книги "наскоро", "по требованию трудящихся"?
Почему вы решили, что "трудящиеся" требовали этого издания? И, кстати, почему вы считаете, что "пальмировское" издание "не понравилось", если "трудящиеся" требовали переиздания?
Конечно, в книгах есть и ошибки, и ляпы, и опечатки. Но не думаю, что положение с ними настолько катастрофическое, что требуется всё переиздать, а то одураченный Ивановым русский народ забудет законы логики и правила русского языка.
"Изложение одного и того же события по-разному в разных главах" не обязательно является логической, смысловой и семантической ошибкой. Вы не допускаете вариант авторского умысла? Разные участники одного и того же события могут иметь разное мнение и даже разные воспоминания.
Почему бы объяснению не предшествовать описанию, если автору - мне - так нужно?
Несоответствующие эпохе реалии и слова - да, бывает, промахиваешься. Что поделать?! Если вы внимательно прочитаете "Капитанскую дочку", вы обнаружите, что буран, в который Пугачёв спас Гринёва, происходит в июле. Не я один грешен. Хотя мне, хотелось бы, повторюсь, примеров. Разве у меня Осташа Переход где-то ненароком сверился с джи-пи-эс?
И какие конкретно слова я использую в ином смысле, нежели это общепринято? Если это термины - скажем, "пыж" или "огниво", - то извините, ничего не могу изменить, так назывались детали барки.
Я достаточно часто сталкиваюсь с заявлениями: Иванов не знает истории, Иванов не знает географии, Иванов не знает терминологии... Пожалуйста, плиз, очень прошу - примеры.
Боюсь, что такая критика без примеров продиктована не заботой о читателе, а раздражением от текста. В таком случае, надо не требовать переиздания, а просто больше не читать.

04.08.2009 Татьяна

Алексей, здравствуйте!
Возможно, Вам уже задавали этот вопрос, простите, если повторюсь. Школа, про которую Вы пишете в книге "Географ глобус пропил", это 83-я, в Новых Водниках? Я сама училась в этой школе, у нас была невероятная чехарда с географами, каждый год были разные учителя. Вы случайно в ней не работали? (Простите за любопытство). Большое спасибо за Ваши книги. Больших творческих удач!

ответ

Уважаемая Татьяна.
Да, школа из "Географа" - это 83-я. Если вы учились в начале 90-х, возможно, и я имел отношение к чехарде с учителями: я работал в 83-ей, 1-ой и 70-ой. В каком году где - уже не помню. Но "Географ" - это не автобиография.

03.08.2009 АндрейКа

Здравствуйте, Алексей!
На днях в очередной раз перечитал "Географа" и обратил внимание на несколько моментов, которые при предыдущих прочтениях оставались мной как-то незамеченными.
Кое-что в книге мне осталось непонятным - видимо, из-за моего возраста.
Пожалуйста, растолкуйте:
1. Зачем Служкин подкладывает Руневу Колесникову в тот день, когда она попросила самого Служкина прийти к нему?
2. Почему самая последняя глава в книге называется "Одиночество"? Ведь Служкин остается с женой и дочерью. Маша Большакова, как признался сам Служкин в одной из предыдущих глав, никогда ему не принадлежала, а, значит, он ее не мог потерять. Друзья (Будкин, Ветка и т.д.) остались при нем. Так почему же он стал одиноким?
3. Маша Большакова - это прообраз Лены Анфимовой?
4. Что двигало Служкиным, когда он напился у Киры в ванной, а потом пустыми бутылками изображал рогатого животного? Несколько раз перечитывал именно этот фрагмент - хоть убейте, а логики не вижу, смысла не понимаю...
5. Почему Тата называет родителей по именам, а не "мама-папа"?

ответ

Уважаемый АндрейКа.
Ваши вопросы, вроде бы, ясные, но ответить мне на них чертовски сложно... Это, видимо, тоже из-за моего возраста.
1. Служкин подкладывает Рунёвой Колесникова, потому что Колесников - тот, кто нужен Сашеньке, хотя она сама себе в этом не признаётся. Это "подкладывание" происходит в тот день, когда у Служкина появилась возможность для этого: Сашенька хотела любовника, а позвать ей было некого.
2. Последняя глава называется "Одиночество", потому что Служкин одинок. Его друзья и подруги видят его не таким, каким он сам видит себя, а потому и нет полноценного общения. Это не значит, что все - дураки, а Служкин - непризнанный гений. Это обычная ситуация, которая в европейской культуре 60-ых годов характеризовалась как "экзистенциональная". Служкин сделал всё, что мог, но не вырвался из паутины экзистенции - потому последняя глава и называется вот так.
3. Как Маша Большакова может быть прообразом Лены Анфимовой? Наверное, вы имели в виду, что Лена - это повзрослевшая Маша? Нет, я так не думаю. По-моему, в детских воспоминаниях Служкина Лена как личность не существует - просто девочка, и всё. "Несуществующую" Лену нельзя сравнивать с реальной Машей - потому взрослая Лена и не соотносится с девочкой Машей.
4. Служкиным в сцене с Кирой двигало оскорблённое чувство собственного достоинства. Кира унижала Служкина даже своим согласием отдаться, потому что этим она использовала Служкина для компенсации собственного поражения с Будкиным. В ответ Служкин превратил себя в свинью, которой ничего нельзя компенсировать, и оставил Киру наедине с её комплексами и самомнением.
5. Однажды я знал маленькую девочку, которая и папу, и маму, и бабушку, и дедушку, и всех на свете называла только по именам. Мне это показалось очень смешным. Вот и всё.

29.07.2009 Дмитрий Вершинин

Уважаемый Алексей!
Дело в том, что эпиграфом к вашей книге "Message: Чусовая" взято сочинение моего прадеда Вершинина Фирса Гавриловича. Если Вам интересно - можем пообщаться.

ответ

Уважаемый Дмитрий.
К сожалению, на личное общение у меня нет возможности. А стихотворение вашего прадеда я взял в книге "Предания и легенды Урала", Свердловск, Средне-Уральское книжное издательство, 1991 год. При переиздании своей книги я обязательно назову автора: родина должна знать своих героев.

28.07.2009 Светлана

Здравствуйте!
Вопрос такой. Очень у нас в провинции любят ставить людей на место, пригибать под себя. Выиграть у таких товарищей крайне сложно, так как придется растратить время, силы, чувства на фигню, на оборону, и все равно не заметишь подножки в глухом переулке. Мне видится единственный выход - бежать. Потому что наплевать не получится - большинство будет правее, а рваться на красный флаг и указывать путь собственным сердцем крайне расточительно. Эх, сейчас подумала, что спрашиваю у Вас совета, как безболезненно насадить собственные законы в общем огороде для своего комфорта.

ответ

Уважаемая Светлана.
Я понимаю ваше ожесточение. Но по своему опыту могу сказать, что нигде - ни в провинции, ни в столице, - мы не приходим на "свободную территорию", чтобы жить по своим законам. Везде уже существуют какие-то законы, сформулированные без нас или до нас. В провинции они, конечно, дебильнее, чем в столице, да и укоренены прочнее. Что с этим делать?
Можно бежать, где законы разумнее - но это всё равно не ваши законы. Можно пытаться изменить эти законы, если хватает сил, - хотя чаще всего такой номер не проходит. А можно смириться - и жить, как велят.
То, о чём вы спрашиваете, - вопрос не социальный, не политический и не культурный. Это вопрос экзистенциальный. Он только ставится, а разрешается лишь вне реального мира. У бога, например. Или среди тараканов в своей голове. Это кому как повезёт.

28.07.2009 Светлана

Уважаемый Алексей, ну да. Вопрос был навеян моей недавней поездкой на малую родину, под Казань. А так как я была без мужа, то непременно же надо было сходить с двоюродным братиком в районный клуб, посмотреть, что изменилось за 15 лет, что я там не была. Кроме того, что создалось впечатление, что Казань мы не завоевывали, было крутое отличие в том, что в детское для этого времени года время (11 часов вечера), по улицам не гуляли парочками девушки, а только компании парней отвратного вида. Ладно, подумала я, постоим, посмотрим, пива попьем. Недолго мы так простояли, подошло к нам чудо-чудное, диво-дивное, хотевшее, чтобы его именовали по имени отчеству, и стало тут же ясно, почему на улицах нет девок. В общем, посадили мы товарища за хулиганство (а там ему добавили за другие грехи), ввиду того, что братик мой в милиции работает, а мне все равно. Но ведь, когда мне было 16 лет, не было нужды в таких мерах, приличия, хотя бы формально, соблюдались, такие отморозки на поверхность не выплывали, подтапливали их вовремя. Я рада, что хоть этого-то, хоть немножко, мы научили.

ответ

Уважаемая Светлана.
Вообще-то, судя по всему, я не так, как надо, понял ваш вопрос. Но тем не менее...
А вам я даже завидую, хотя я и не мстительный: восстановление справедливости - вещь горько-сладкая.

27.07.2009 Александр

Уважаемый Алексей! Какие две героини изображены на обложке "Блуды"?
Заранее спасибо.

ответ

Уважаемый Александр.
Сейчас взял и посмотрел обложку заново. Наверное, ваш вопрос не ко мне, а к художнику Антону Ломаеву. Мне кажется, что рыженькая - это Алёнушка. А чёрненькая - просто её безымянная подружка. Но ведь дело не в персонах, а в общем духе, который Антон Ломаев ухватил, по-моему, очень точно.

страница: 54 из 213

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram