Алексей
Иванов

вопрос автору

все поля обязательны для заполнения



15.11.2009 Александр

Здравствуйте, Алексей!
«Грозный верит не в свою "исключительность и непогрешимость", а в то, что в нём воплотился Иисус Христос.» (А. Иванов)
Боюсь, такого не может быть. Идея царя-бога – стопроцентно языческая. Верующий православный человек не может считать, что в нем воплотился Господь Иисус (случаи клинической невменяемости не рассматриваем) – будь он хоть трижды изверг и фантазер. Понимаю, что эта "подпорка" была Вам нужна в общей конструкции книги, но, право же, лучше было бы найти другую…
«Суть репрессий - в хаотичности, бессистемности, спонтанности. Когда нет закона, когда нет системы, остаётся только уповать на милость - то есть, верить. В том-то и смысл опричнины - или НКВД, - что лояльность не даёт стопроцентную гарантию спасения. Поэтому опричнина служит инструментом не столько искоренения инакомыслия, сколько сакрализации царя в частности и власти в целом.» (А. Иванов)
Мысль глубокая, но сомнительная. Бессистемные репрессии, скорее всего, воспринимаются либо как злодейство, либо как некое стихийное бедствие – типа землетрясения или наводнения. (Вспоминается семейная история. Когда мой дед ложился спать (дело было в конце 30-х годов) он клал под подушку пистолет, а жене (моей бабушке) сказал: «знай, что я ни в чем не виноват, но если придут арестовывать – застрелюсь, потому что оправдываться не имеет смысла».) При чем тут сакрализация власти?
С уважением, Александр
P.S. Я с очень большим уважением и интересом отношусь к Вашему творчеству, прочитал «Географа…», «Золото бунта», «Сердце Пармы» («пармы»), «Блуда и МУДО». Каждый из романов хорош по-своему, в них, помимо писательского мастерства, заметна работа мысли и работа души. Вам удается, глядя на мир, раскрывать в виде текста некие его существенные (на мой читательский взгляд) аспекты. Поэтому хочется добиться понимания в тех вопросах, которые считаю важными.

ответ

Уважаемый Александр.
Спасибо за серьёзное отношение к моим текстам.
Попробую объяснить свою логику по этим двум вопросам.
1. Я знал, что меня укорят в языческой установке, напоминая богов-фараонов или Октавиана Августа. Но вы не принимаете в расчёт то, что ситуация - апокалиптическая. А в этом - корень проблемы. Перед Концом Света Иисус должен сойти на землю. И за него могут принимать лжепророков. Так говорит Писание. Следовательно, узнать Иисуса не так-то просто. Здесь уже - крохотный шажок до предположения, что Иисус сойдёт не "собственной персоной", а воплотится в человеке. И для этого шажка в Писании тоже найдутся предпосылки. Так что выдумщик-книжник, вроде моего Иоанна, вполне может сначала искать Иисуса среди людей, а потом и счесть, что Иисус воплотился в нём самом - Царь небесный в царе земном.
Но всё это может быть только в одном случае: в преддверии Конца Света. Таким образом, если Грозный убеждает себя, что он - Иисус, он обязан творить Страшный Суд. Или более широко: едва власть начинает верить в свою сакральность, мир приближается к грани катастрофы. Поэтому в моей книжке эсхатология так же важна, как и идея боговоплощённости. Эсхатология, собственно, и вытекает из идеи боговоплощённости. Грозный не озверел от бед державы, возомнил себя богом и начал резать людишек, а в гордыни возомнил себя богом - и дальше ему неизбежно надо творить Страшный Суд, потому что бог на земле может оказаться только перед Концом Света.
2. Ну, ведь вся нация не вела себя столь же адекватно, как ваш дед. Вот сравните: в российский истории есть три безусловных тирана: Грозный, Пётр и Сталин. И каждому тирану сопутствует культ личности. Про Сталина - и так всё понятно. Пётр - культовый государь уже для Екатерины, которая поставила Медного Всадника и равнялась на Петра. Ну, а культовость Грозного - уже в наших дебатах. Почему тирану всегда сопутствует культ его личности?
Народовольцы прикончили Александра II, который отменил крепостное право, а большевики - Николая II, который дал стране конституцию. Эти правители реально двинули Россию вперёд в её базовых установках, но не стали объектами культа. Я считаю, что террор для России - всегда ещё и мотив для сакрализации власти. Не единственный мотив, но значимый и существенный. Когда террор - тогда и властитель обожествляется. А взаимосвязь между этими двумя процессами, на мой взгляд, только в бессистемности террора. Чем же ещё можно объяснить?
Смог ли я вас убедить?

14.11.2009 Андрей

Здравствуйте. Ранее на мой вопрос Вы мне написали про категорию авторов, которых Вы назвали бытописателями. Спасибо, что открыли для меня этот термин! У меня несколько вопросов: 1. А Вы себя считаете бытописателем? (я Вас таковым считаю, так как очень много узнаю об истории и традициях Урала). 2. А Вы читали произведения Евгения Федоровича Богданова? Было бы интересно получить совсем краткую рецензию от Вас. 3. Вы не назовете Ваших любимых российких бытописателей, скажем, топ-5, для меня это было бы как руководство к прочтению. Пока меня очень вдохновили Ваши произведения и Мельникова-Печерского. Спасибо!

ответ

Уважаемый Андрей.
Не я являюсь автором термина "бытописатель" и первооткрывателем этого явления.
1. Я не считаю себя бытописателем. Бытописатель - это такой писатель, у которого сюжет полностью исчерпывается бытовыми обстоятельствами, а идея не поднимается над бытом. Я не думаю, что всякая нежить из моих романов или, например, идея восьмого церковного таинства, или расследование убийства - обыденные вещи, сплошь и рядом встречающиеся в быту. Я уже не вспоминаю про свою фантастику или, к примеру, "мерцоидов" Щёкина. Хорошее знание быта не означает автоматического включения в категорию бытописателей. Я описываю не только быт.
2. Произведений Евгения Богданова я не читал.
3. Я не большой спец в этой категории литературы. При желании, к бытописателям можно отнести и Александра Островского ("Колумба Замоскворечья"), и Людмилу Петрушевскую, хотя ни тот, ни другая ни в коем случае не исчерпываются описанием среды - вроде "Нравов Растеряевой улицы" или "Очерков бурсы". Если подходить к литературе только с точки зрения описания нравов, то бытописателями будут и Гоголь, и Достоевский, и Куприн, и даже Арсеньев с его "Дерсу Узала".

14.11.2009 Артем

Мое почтение, Алексей!
Являюсь почитателем Вашего дарования с 2003 г., когда прочитал пальмировское издание "Сердца Пармы". К Вашей повести об Иоанне Грозном испытываю чувства весьма сложные. Скажу сразу - текст гораздо ярче киновоплощения. Лунгину не удалось на киноязыке целокупно воспроизвести все густое и причудливое "босхианство" Вашего сценария, "марево" видений и символов. Если бы можно было оторвать эту "галлюциногенную" драму от конкретных исторических персонажей, переименовать действующих лиц в каких-нибудь фантазийных Гамилькара XII и ересиарха Филимбогена, то пиеса сия была бы чудо как хороша. Но мне как историку (и степень имеется, и звание, и специальность - 070002 - "Отечественная история" - ага, набил себе цену) досадно, что повествование лживо не только в деталях (что Вы сами признаете), но и по сути (что Вы отрицаете).
Заказ Лунгина понятен - "закошмарить" идею русской централизованной власти во всех воплощениях оной. На уровне мировозрения - либеральная жвачка: зачем нам стягивать огромные промороженные, выстланные костями, как арматурой, пространства, мобилизовать ресурсы и силы на отражение неизбывной военной угрозы, пробиваться из суглинистого медвежьего угла к морям и плодородным пашням? Невидимая всесильная рука рынка и "гражданское общество" все разрулят и без государственной мобилизации. "Не ходите дети к Грозному гулять".
Лунгин, судя по его посиделкам с Познером, заказал Вам царя-аспида. И получил. Даже Карамзин (первым смел в совок все "геббельсовско-литовские" клеветы), Скрынников, Флоря, Филюшкин и прочие историки, не симпатизирующие Ивану, признают за ним и мощный интеллект и способность к системной эффективной для страны деятельности, признают и реальность заговоров (кстати, экспертно установлено отравление и Елены Глинской и Анастасии Романовой - нет ли поводов для царской подозрительности?). В книге же и фильме Иван - клинический шизофреник по симптомам.
Отвратительны педалированные аналогии со сталинским временем - "самооговорные" процессы и скармливание медведям "красных маршалов", пардон - воевод. И не стоит ссылаться лишь на Курбского, Таубе, Крузе, Штадена - их весьма ненадежные показания нейтрализуются уважительно-благожелательными свидетельствами Михалона Литвина, Фоскарино, Ченслера и др.
Кощунственно приписывать Грозному самозванное "боговоплощение", а это -идейный паровоз Вашего сценария. Думаю, что покойный Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) разбирался в богоисканиях Царя профессиональнее Вас с Дворкиным (см. "Самодержавие духа").
Для вас Грозный стал тираном с первой отрубленной головы? Может быть, приведете в укор людоеду пример какого-нибудь вегетарианского представителя из европейской политической элиты XVI в.? Тюдоры? Карл IX? Казнили гуще и за репрессированных не молились, поминовений годами не писали. Кто в мировой истории, кроме Матери Терезы, не устранял своих политических противников для обеспечения морально-политической стабильности страны перед лицом гибельных вызовов? Людвиг II Баварский? В просвещенной Англии за пять лет до декабристов казнили группу заговорщиков - "по подозрению" - они даже на Сенатскую, пардон - Трафальгарскую - площадь выйти не успели. Раздражает квакерское возмущение наших либералов по поводу имманентно-русской свирепости и тирании.
P.S.Не сомневаюсь в экспортном успехе Вашего с Лунгиным фильма. "Груз 200" XVI в.
P.P.S. С наслаждением перечитываю «Сердце Пармы» - как противоядие. Там Иван Великий представлен весьма малосимпатичным человеком, но все искупляется фразой «…и Москва пришла». При Грозном она пришла и в Казань, и в Астрахань, и в Сибирь.
Допустимо ли при написании исторического текста, пусть и не научного, но претендующего на художественную историософию - одни источники смаковать и процеживать, а другие (представленные мощным корпусом свидетельств) тотально игнорировать?
С поклоном, Артем

ответ

Уважаемый Артём.
Я буду отвечать вам по «нервным точкам» вашего послания.
«…повествование лживо не только в деталях, что вы сами признаёте…». Вы уверены, что точно подобрали слово? Разве я признавал, что повествование «лживо»? Промашки, исторические упрощения, художественный вымысел – всё это непременно ложь? Любая точка зрения, отличающаяся от вашей, непременно не «ложна» даже, а лжива?
«Заказ Лунгина понятен…» А мне не понятен. Павел Семёнович – большой художник, и он не работает по чьим-то заказам. Нехорошо бросать такие огульные обвинения.
Какую «либеральную жвачку» впаривает фильм «Царь»? В фильме – универсальная история о добре и зле, при чём здесь либеральные ценности? И вообще – вы же историк! – когда это церковь протаскивала во власть либеральные ценности? Ни к либерализму, ни к «русской державности» этот фильм не имеет отношения. Вы приписываете фильму общественные фобии, которых в фильме нет.
Павел Семёнович мне ничего не заказывал. Разве где-то вы увидели «трудовое соглашение на создание образа царя-аспида»? И Павел Семёнович, и я считаем Грозного извергом. Если бы не было этого согласия в воззрениях, не было бы и меня в проекте Павла Семёновича. Вы увлекаетесь конспирологией, везде усматривая заговоры.
Вы историк или врач, чтобы судить о клинике заболевания Грозного? Я могу отвечать лишь за свой текст: я не описывал сумасшедшего. Истово верующий – не сумасшедший. Апокалиптическая логика «моего» Иоанна, мне кажется, вполне разумна – я же её сам и придумал. Тогда уж и я – сумасшедший.
Очень не хочется влезать в исторические дебаты, но разве где-то в книге имеется оценка хозяйственно-политической деятельности Грозного? Вы транслируете на фильм своё знание историка, но фильм – не про итоги царствования Иоанна.
«Отвратительны педалированные аналогии со сталинским временем». А почему аналогии отвратительны, если самооговоры были и во времена Грозного, и во времена Сталина? А аналогии с Нероном вам не отвратительны? Я не ссылаюсь ни на Штадена с Курбским, ни на Ченслера с Фоскарино. Я ссылаюсь, к примеру, на Флоря и Скрынникова. На кого ссылаются они – это ваши, историков, внутрикорпоративные дела.
«Кощунственно приписывать Грозному самозванное «боговоплощение»». Почему – кощунственно? Если бы я утверждал, что Грозный – прав, это было бы кощунство. Но я утверждаю, что Грозный не прав. Никакого кощунства нет. Эсхатологические основы в поступках Грозного были весьма явны. Почему я не могу развить художественный образ Грозного до «боговоплощения»? Разве я призываю переписывать учебники истории? Нет, я пишу роман. Толстой развил образ Кутузова чуть ли до сторонника «исторического Дао», ну и что? Или мы теперь проходим «Войну и мир» на уроках истории?
Право автора на развитие художественного образа оспаривать нелепо. Оправданность такого отношения автора к историческому деятелю зависит от качества получившегося произведения. Если вы считаете мою книжку бездарной, то она не станет талантливее от того, что мы с вами совпадём по идеологическим установкам.
Из того, что во времена Грозного все остальные монархи были людоедами, не следует, что Грозный вегетарианец. Меряться количеством отрубленных голов – безнравственно. От того, что русские цари – не самые тиранистые из тиранов, не следует, что их нужно канонизировать. Осуждение тирании – прерогатива не одних только либералов или квакеров. Ну чего тут спорить?
И знаете, Артём… Ведь «Сердце пармы» обвиняют как раз в том, в чём вы обвиняете «Летоисчисление». В домыслах. В некорректности – только не по отношению к царю, а по отношению к Москве и к деятелям церкви. Почему в «Сердце пармы» вас не смущает тот же самый грех, за который вы в блин раскатали «Летоисчисление»?
А круг привлекаемых источников, в данном случае, - не аргумент, потому что смысл книги - не ревизия достижений Грозного, а идея сакральности власти. При этой идее важен один источник - "Откровение Иоанна Богослова", из которого следует, что едва царь начинает считать себя богом, сатана начинает готовить конец света.

14.11.2009 Елена

Фильм "Царь" потрясающий! И если есть патриотизм настоящий, а не казённый, то только такими фильмами и подпитывается. Книгу обязательно прочитаю. Но немного погодя, потому что сила таланта актёров и режиссёра, создавших сильнейшие образы, боюсь, не даст возможности поработать читательскому воображению. Но очень хочется узнать от вас непосредственно: в книге тоже идея невозможности компромиссов с властью выходит на первый план?

ответ

Уважаемая Елена.
Власть власти - рознь. Смотря на какой основе строить компромисс. На основе сакрализации власти - нельзя. Вот об этом и книга.

13.11.2009 Ирина

Алексей Викторович, скажите, пожалуйста, планируются ли у Вас на ближайшее время встречи с читателями?

ответ

Уважаемая Ирина.
Пока никаких встреч не планируется.

12.11.2009 Дмитрий

Добрый день, Алексей Викторович!
По поводу Михаила. Это не буковедство, вы сами своим ответом невольно подняли очень интересный вопрос. Поэтому я у вас и спросил про отношение к Михаилу.
Я в принципе вас понимаю, что вам это неинтересно потому как он один из ваших, можно сказать, любимых ребёнков, да и о чём можно и нужно вас тут спрашивать?
Я бы назвал Михаила человеком, не избежавшим свершения большого греха.
Раскольников - тот в моём понимании палач. А вот князь Михаил - жертва ситуации, в какую он сам же себя и поставил.

ответ

Уважаемый Дмитрий.
Я согласен с вами. Хотя и Раскольникова мне жалко - не по плечу ему оказалась красная рубаха палача, совести слишком много.

12.11.2009 Денис Дикун

Здравствуйте уважаемый Алексей Викторович!
Всегда с большим удовольствием читаю ваши книги и жду новых! Спасибо Вам огромное за Ваше творчество!
Вопрос может и избитый конечно, но планируете ли Вы написать что-нибудь из фантастики? Я понимаю что Вы с нее начинали и может это пройденный для Вас этап, но думаю было бы здорово! Может что-то философского плана? Хотя все Ваши книги заставляют задуматься! И это здорово!
Хочу также пожелать Вам от всей души творческих успехов и поменьше обращать внимание на критику, так как художника каждый может обидеть... да к тому же жизнь в России и так непростая...
Так что нервы надо беречь!
Кстати наш книжный магазин почему то именует вас Алексеем Дмитриевичем...к чему бы это? Вот его эл.адрес http://bearbooks.ru/book.asp?id=1089876
Очень рад что можно вот так запросто к Вам обратиться посредством сайта и еще раз СПАСИБО за то что Вы у нас (читателей) есть!

ответ

Уважаемый Денис.
Спасибо за хорошее отношение.
По поводу "Алексея Дмитриевича" я давно уже наплевал. Я и "Алексей Алексеевич", и "Александр", и "Сергей", и, разумеется, "Анатолий". Чего уж тут поделать?
Нервы, конечно, надо беречь, но и критика важна. Критика - весьма репрезентативная вещь. Как и переписка с читателями. Мне интересно, как люди реагируют на мои тексты, хотя часто бывает, что лучше бы и не знать. Когда дозрею до такой позиции, тогда и уберу с сайта и раздел "рецензии", и раздел "вопрос автору".
А фантастику я писать пока не планирую. Хотя как арсенал эксклюзивных средств выразительности фантастика мне интересна.

12.11.2009 Лариса

Уважаемый Алексей Викторович! Я писала вам письмо 09.11.09 и благодарю вас за внимание и ответ. Внимательно прочитала ваш ответ на письмо от 10.11.09.
Действительно ли для нас может быть важно, как на самом деле было скроено сознание Ивана Грозного? Разве этот вопрос может быть познаваем нами? Мы можем только построить современную модель его сознания и предположить, какие архетипы владели им. Так ведь? Нас может связать с реальным И.Г., по сути, только коллективное бессознательное, оно может иметь общие архетипы в силу того, что архетипы не возникают случайно и не исчезают по желанию, мы лишь являемся их носителями и они связывают нас с прошлым.
Я позволю себе не согласиться с вами, в вашем ответе на письмо от 10.11.09, вы пишите " Уникальность и архетипичность ситуации с Грозным в том, что ереси и войны его времени позволили совместить обе составляющих русской власти: идею о том, что царь - это бог, и идею о том, что беды державы можно исправить репрессиями."
Согласна с первой частью об архетипичности идеи царя-бога, потому что нахожу этому подтверждение. Конечно, при такой идее, делегируется много прав власти.
Однако не могу согласиться, с тем, что утверждение "что беды державы можно исправить репрессиями" – это архетипическая идея.
Я отчетливо вижу архетипическую идею, носителем которой является русский народ, это идея самопожертвования. Она проходит красной нитью, например, в творчестве Толстого, Астафьева.
Более того, я вижу в навязывании нашему сознанию вот уже много десятков лет идеи, что "репрессии власти" – это архетип нашего народа. Я не вижу подтверждения этому ни в мифах, ни в сказках, ни в литературных произведениях.
Репрессии власти– это инструмент защиты власти, прописанный еще в Библии, признание такого права за властью, конечно, архетип, но он принадлежит миру, а никак не русскому самосознанию. На что направлены репрессии – на беды державы или утверждение власти, разницы нет. Может быть во времена Нерона, репрессии были культовым развлечением.
Незрелость нашего общественного сознания – это как раз доверие к власти и терпимость, а то, как власть и элита пользуется этим - вопрос ответственности элиты и власти, иногда ее уничтожают физически (репрессируют) за то, что она не отвечает вызовам истории, что и произошло в "смутные годы" Октябрьской революции и гражданской войны.
С большим уважением. Л.Ф. (ваша читательница, 54 – х лет).

ответ

Уважаемая Лариса.
Наверное, вы правы. Правильнее было бы сформулировать несколько иначе. Не "репрессиями", а "воспитанием народа". То есть, все беды державы исправляются воспитанием народа, а не воспитанием власти - тем более, не обоюдным самовоспитанием. А репрессии - частный вариант "воспитания народа" властью.
При таком уточнении формулировки у нас с вами нет разногласий.

11.11.2009 Валерий

Здравствуйте, уважаемый Алексей!
Дочитал до Вашего ответа про "Код да Винчи", решил поделиться наблюдениями. Русский перевод этой книги, по-моему, имеет совсем мало общего с оригиналом. Мне русский текст показался наспех сляпанной халтурой без попыток передать хотя бы поверхностный "аромат" оригинала. По-русски "Код да Винчи" (судя по тем нескольким кускам, которые я осилил) показался мне проходной детективной жвачкой "для чтения в поезде". (И лексика очень "пониженная" - персонажи говорят просто как в телесериале!). По-английски - романтичной приключенческой остросюжетной книгой с элементами провокации против стереотипов.
Это я низачем, просто так.
Всего Вам хорошего!

ответ

Уважаемый Валерий.
Знаете, меня как-то порадовало ваше послание. Не хотелось, чтобы и в оригинале такая тема и вообще такой формат были столь же убоги по языку, как в русской версии.

11.11.2009 Надя Шамук

Доброго времени суток! Хотелось бы уточнить (может, чего не так поняла?), отчего это на обложке вашей книги "Летоисчисление от Иоанна" приписка или пояснение для "умных" "ПО ФИЛЬМУ Павла Лунгина ... (мелькающего уже две недели по всем каналам телевидения с довольным видом) "Царь". Значит ли это, что книга была написана после создания совместного сценария? Или это и есть сценарий?

ответ

Уважаемая Надя.
Понимаю, что тут трудно разобраться, откуда чего растёт.
Сначала был мой сценарий - тему его обозначил Павел Семёнович, идею и сюжет придумал я. Потом был режиссёрский сценарий Павла Семёновича - на основе моего текста, по этому сценарию и снят фильм. Потом была моя книжка, которую я писал по своему варианту сценария, первому.
Люди постоянно путают понятия "авторский сценарий" и "режиссёрский сценарий", "тема" и "идея", "кинороман" и "новеллизация". Издательство обозначило эту ситуацию на обложке так, как смогло сформулировать.

09.11.2009 Максим Авхачев

Здравствуйте, Алексей!
Читаю Ваши книги.
Вопрос у меня такой:
В данный момент я читаю книгу "Золото бунта или вниз по реке Теснин". Есть ли у вас карта с обозначением ключевых мест путешествия Остафия? Было бы здорово сопоставлять его перемещения в тексте с картой местности. :) моя почта avkhachev@mail.ru

ответ

Уважаемый Максим.
Чусовая протекает в Свердловской области и Пермском крае. Атласы этих регионов продаются по всей стране. Есть карты и в Интернете.

09.11.2009 Александр

Здравствуйте, Алексей!
(Надеюсь, Вы не считаете фамильярностью обращение по имени от сверстника?)
Насколько я понял из книги (фильм еще не смотрел), основной стержень характера Ивана Грозного – это твердая вера в свою исключительность и непогрешимость (не как частного человека, но как царя-самодержца). Соответственно, все люди делятся для Грозного на две категории: те, кто так же безусловно ему (можно даже сказать - в него) верят и те, кто так или иначе сомневаются в его сверхъестественных дарованиях. Последние автоматически становятся врагами и предателями (царя и государства), и лучшее, что можно с ними сделать, – казнить.
Очень интересно было бы услышать о Вашем отношении к Ивану Грозному – как к историческому персонажу и персонажу книги. Кто он с Вашей точки зрения?
С уважением, Александр

ответ

Уважаемый Александр.
Я бы хотел немного скорректировать ваши формулировки относительно Грозного в "Летоисчислении". Грозный верит не в свою "исключительность и непогрешимость", а в то, что в нём воплотился Иисус Христос. И Грозный делит людей на тех, кто поверил в это, и на тех, кто не поверил. Поверил именно в это, а не в "сверхъестественные дарования", которые могут быть и у экстрасенса. Суть - в христианстве, а не в чудотворении. Чудеса, кстати, могут творить и лжепророки, и сатана.
А репрессии Грозного только опосредованно связаны с вопросом верит или не верит репрессируемый в царя-бога. Суть репрессий - в хаотичности, бессистемности, спонтанности. Когда нет закона, когда нет системы, остаётся только уповать на милость - то есть, верить. В том-то и смысл опричнины - или НКВД, - что лояльность не даёт стопроцентную гарантию спасения. Поэтому опричнина служит инструментом не столько искоренения инакомыслия, сколько сакрализации царя в частности и власти в целом.
Уникальность и архетипичность ситуации с Грозным в том, что ереси и войны его времени позволили совместить обе составляющих русской власти: идею о том что царь - это бог, и идею о том, что беды державы можно исправить репрессиями.
Моё отношение к Грозному очень простое - изверг с фантазией.

09.11.2009 Дмитрий

Добрый день, Алексей Викторович!
1. Скажите мне, пожалуйста, а как вы хотели бы или, верней, что вы хотели бы увидеть в фильме "Царь", что, по вашему мнению или желанию, мы, простые смертные, открыли бы для себя, просмотрев данный фильм?
Я не смотрел его, но просмотрю обязательно из-за Янковского и вашего сценария так же. Абсолютно равнодушно отношусь к Мамонову и его творчеству.
Я прочитал ваши ответы на вопросы и добавлю к вашим ответам ещё то, что не все мы буквоеды, в большинстве своём мы хотим увидить суть, а не абсолютную и непогрешимую достоверность фактов и событий, чтобы потом блеснуть своей эрудицией, я так думаю, что все такие книги и фильмы именно и снимаются, и пишутся для такой части публики, которая и делает популярным и даёт некоторую часть материального достатка.
2. Князь Михаил ("Сердце Пармы") палач?
3. Я правильно понял, что книга включила в себя то, что не включил сценарий или, верней, заказчик сценария?

ответ

Уважаемый Дмитрий.
1. Знаете, я как-то не ставил перед собой целью просвещать "простых смертных". Я хотел сказать то, что сказал в книжке.
Я, в общем-то, и против буквоедства ничего не имею, дотошность тоже нужна. Но когда остаётся она одна - странно. Неужели всё впечатление от произведения - только досада от того, что автор ошибся в исторической мелочи? Роман ведь не музей.
2. Горько признать, но получается, что палач. Хотя так судить - значит, относиться к истине буквально.
3. Да. Многое из того, что есть в книге и в сценарии, в фильм не вошло.

08.11.2009 Косилов Валерий

Здравствуйте Алексей Викторович! 1.Мне 54 года. 2. Я прочитала все ваши романы, не просто прочитала, а приобрела, как ценность в свою библиотеку.
Вчера посмотрела фильм "Царь"
Я очень разочарована, мне жаль, что ваше имя фигурирует в списке авторов или причастных, как хотите, к этому фильму.
Я не буду напоминать о моральной ответственности художника, о его понимании именно ответственности в конкретный реальный исторический момент. Я просто разочарована.
Теперь конкретно чем. Однобокостью темы, погружением в психологизм исторических личностей, демонстрацией насилия.
Что Вы сказали про психологию личности на вершине власти, у которой метафизические цели и задачи? Ничего. А что вы вообще хотели сказать как автор сценария? Я допускаю, что вы сами удивились тому, что получилось.
Если вы хотели показать абсолютное зло, то почему надо было брать историческую личность России, оболганную и кастрированную псевдоисториками, ну взяли бы Генриха 8, который казнил более 70000 человек за бродяжничество, им же спровоцированное. Нет, конечно, я не указываю Вам в прямом смысле, но Вам должно быть не безразлично, что после фильма появляется впечатление, что такой народ достоин только сумасшедших тиранов или по-другому – такой народ порождает таких монстров, неведомых Западной цивилизации. А может мы не имеем права на существование как единый социум?
С большим опасением теперь смотрю на Ваш последний роман, наверное, я не буду его читать.
Господи, да сколько же можно пинать собственную историю?!
И фильмы Лунгина я более смотреть не буду. Вот такой результат.

ответ

Уважаемая зрительница!
Я бы хотел, чтобы о моей работе вы судили по моей работе - по книге. Даже если она разочарует вас так же, как и фильм, я хотя бы буду знать, что это я сам виноват.
И ещё. Я часто встречаю сравнение Ивана Грозного с другими государями-извергами. Люди говорят: вот этот казнил 40000 человек, а Грозный всего лишь 4000. Разве ж это изверг?
Изверг. Ведь казнил же, а не перецеловал. Палачом становятся после первой же отрубленной головы, а не после десятой или сотой. К морали нельзя подходить с позиций статистики. Если Грозный не такой людоед, как Пол Пот, это не значит, что он не изверг.
Напоминать об этой истине - одна из "ответственностей художника". А вот каково художественное качество его произведения - другой вопрос.

06.11.2009 Михаил

Здравствуйте, Алексей!
Только что проглотил «Летоисчисление от Иоанна» (мечты сбываются – выиграл книгу в журнальном конкурсе). Конечно, возникли вопросы! Оговорюсь, что «Царя» ещё не смотрел.
1. Историчность. Понятно, что Ваша книга и фильм Лунгина – произведения художественные. Но большинство читателей-зрителей будут воспринимать их как реальную Историю (пишу с заглавной буквы, подразумевая под этим словом наше прошлое) «о том, что было». Т.е., вы «творите Историю», наполняя её содержанием. Согласны ли Вы с этим? Если да – как это ощущается? Если нет – почему? Должна ли быть, по Вашему мнению, у писателя (режиссёра, художника в широком смысле) ответственность за историчность своего произведения и понимание того, к чему искажение Истории может привести? Мне кажется, что тема подмены Истории, поднятая Борхесом в «Тлён, Укбар, Орбис Тертиус» крайне важна сейчас и пока слабо исследована.
Есть такая точка зрения, что история как дисциплина – лишь побочная ветвь литературы (или даже её разновидность для профанов). Можно ли (и нужно ли) вообще провести границу между «реальной» Историей и историческими мифами? Например, по современным представлениям, Филипп был старше Ивана на 23 года! Не могли они быть друзьями отрочества как в книге! Филипп был убит в Твери, а не в Москве, как в книге. А что будут отвечать на уроках Ваши читатели?
2. Возраст. В описываемое время Ивану было 35-38 лет, он ещё молод (фактически, наш с Вами ровесник), а Маша его «дедушкой» зовёт. Хотя это можно списать и на детское/блаженное воспрятие, но и моё впечатление по книге, что Иван «в возрасте». Сколько лет, по Вашим представлениям, Ивану - герою «Летоисчисления»? И сколько – Филиппу?
3. Образы. Это первая Ваша книга, где во время чтения герои уже представлялись в известных образах – актёров фильма. В связи с этим – как Вы считаете, удачно ли были подобраны лица? Или Вы писали, уже зная, кто кого играет и создавали (меняли) текст под них? Не боязно ли отдавать свои книги для постановки, зная, что у новых читателей литературный герой будет прочно сцеплен с экранным, нарушая, возможно, задумки писателя?
4. Как Вы вообще попали в этот проект? И что получилось у Вас в чистом остатке? Какова Ваша оценка фильма и своего места в нём?
5. О «ляпах». В молитве архистратигу Михаилу стоит «архаггеле». При написании в церковнославянском слова «аггел» в одном случае над 1-ым «г» ставят титло и читают «ангел», а во 2-ом – титла нет и читают «аггел», т.е. падший ангел. К Михаилу, конечно, следует обращаться «архангеле». И ещё: в главе «Безумие» упоминаются вилки. Традиционно считается, что их привезла в Россию Марина Мнишек полвека спустя описываемых событий.
PS. (к вопросу-ответу от 10.06.09) Бела Кун – создатель и руководитель именно Венгерской советской республики 19-го года, а не ВНР, провозглашённой в 1949, через 11 лет после его казни.
С уважением и благодарностью за новую книгу.

ответ

Уважаемый Михаил.
1. Историческая правда, безусловно, очень важна. Но в художественных произведениях нельзя понимать историческую правду как буквальное следование событиям и фактам – на то уж авторы и обращаются к художественной системе средств выразительности. Задача автора – сохранять «содержание», искажая факты в разумных пределах, потому что существует отбор, редукция материала, без которой художественное произведение немыслимо. Не стоит считать художественное произведение исторической реконструкцией.
В данном конкретном случае я считаю, что я не допустил никакого искажения правды истории и, тем более, подмены. Конфликт Иоанна и Филиппа был? Был. Эсхатологические воззрения Иоанна имели место? Имели. Действовал ли Филипп с позиции милосердия и веры? Действовал. Какое же тут искажение правды истории? Какая подмена? Я что, сделал Филиппа буддистом или большевиком? Я что, сделал Иоанна Периклом? Или в моей книжке Малюта не убил Филиппа, а отправил консулом в Гвинею-Бисау?
Читатели на уроках пусть отвечают по учебнику, а не по художественной книге. Вы спрашиваете об искажении истории, но ведь самое большое искажение истории – учить её по романам. Так нельзя. Даже если авторы романов максимально стремятся к исторической достоверности – как я в «Сердце пармы» и «Золоте бунта».
Я в курсе, что Филипп был убит в тверском Отроч монастыре. Я в курсе, что Филипп и Иоанн не были ровесниками. Я знаю, что Филипп родился в 1507, а Иоанн – в 1530. Но не думаю, что эти обстоятельства что-либо изменили в конфликте Филиппа и Иоанна.
2. «Дедушкой» героиня называет Иоанна потому, что я заранее знал, что Грозного будет играть Пётр Мамонов. А как ещё называть Мамонова? Книга-то написана по сценарию. А сценарий написан по заявке режиссёра. А Павел Семёнович увидел Мамонова Грозным уже очень давно, «до меня», – и много-много раз говорил об этом в интервью.
Если ратовать за историческую правду, почему тогда критики упускают, что встреча Иоанна и Филиппа происходит на мосту? Ведь от Опричного дворца, который стоял примерно на месте Манежа, до Чудова монастыря в Кремле, где укрылся сложивший сан митрополит Афанасий, не надо ехать через Москву-реку. Просто я не стал акцентировать внимания на том, что митрополит в Кремле, потому что мне важен образ моста. С моста Иоанн видит всадников Апокалипсиса над Кремлём, и мост падает от толчка иконы при битве с поляками. Мост – граница. И мне было важно ключевые моменты повествования вывести на границу.
3. Фильм Павла Семёновича – не экранизация моей книги. Сначала был сценарий, потом фильм, потом – эта книга. Про удачность-неудачность кастинга актёров мне говорить некорректно. Не я режиссёр. Постер фильма, помещённый на обложку, - маркетинговый ход издательства. Мне такой ход не понравился. Я бы предпочёл, чтобы читатель рисовал внешний облик героев, исходя из текста, а не из постера.
4. В этот проект меня пригласил Павел Семёнович. Что у меня получилось в «чистом остатке» - вы только что прочитали. О моей оценке фильма и своего места в нём мне говорить некорректно.
5. Приведённый текст молитвы, сочинённой Грозным, вставить в сюжет предложил Павел Семёнович. Мне такая идея понравилась. Аутентичность текста молитвы я не проверял – не вижу необходимости.
Замечательно, что вы увидели вилки. Но можно было бы разглядеть и колокольню Ивана Великого, которой при Грозном не было. С колокольней я лопухнулся, как и с вилками.
Я очень ценю историческую компетенцию читателей. Но буквоедство и жажда узнать мотивы многих авторских решений мешают восприятию произведения. У газетных обозревателей, вроде Натальи Кочетковой из «Известий», такая жажда вырождается в сплетни вместо критики. Я бы предпочёл отвечать на вопросы о своём тексте, а не о постерах на обложке, не о механизме создания фильма, не о вилках, как сейчас, и не о семечках, как в случае с «Сердцем пармы». Во всяком случае, в вашем послании ничего не было об идее самопровозглашения Иоанна Исусом, а я писал как раз вот про это.
Уважаемый Михаил. Надеюсь, вы понимаете, что пафос моего ответа направлен не на вас, а на всё то, что я читал о своей работе в и-нете. Просто вы первый спросили об этом лично у меня. А за справку о Бела Куне - спасибо, я поставил её в список исправлений для следующего переиздания книги.

страница: 61 из 211

+7 (912) 58 25 460

1snowball@mail.ru

продюсер
Юлия Зайцева

Instagram